Аналитика, Выбор редакции, Женщины и война

COVID-19 и права детей в Грузии

Дети наиболее уязвимы во время пандемии. В Грузии каждый пятый ребенок живет в условиях крайней нищеты и недоедает.

Дети в Грузии (Фото: Онник Крикорян / IWPR)
Дети в Грузии (Фото: Онник Крикорян / IWPR)

Специалисты в области здравоохранения уверяют нас, что в условиях пандемии Covid-19 дети считаются относительно безопасной группой в случае их инфицирования. Но важно сказать, что пандемии и связанные с ней вызовы оказывают долгосрочное пагубное воздействие именно на детей, поэтому их защита должна быть приоритетом, особенно сегодня. Последствия могут быть разными. Они связаны с воспитанием детей, их психоэмоциональным здоровьем, единством семьи, трудовыми правами, ростом детских браков, еще большим обострением проблемы насилия, эксплуатацией детей и многим другим. Особенно стрессовым оказалось положение детей в карантинных зонах, где особые потребности несовершеннолетних игнорируются. В стране также есть крупные детские дома и пенитенциарные учреждения, где дети подвергаются повышенному риску.

Комитет ООН по правам ребенка разработал рекомендации, подающие сигнал тревоги и призывающие страны мира уделить этой проблеме особое внимание.1 Комитет призывает государства обеспечить приоритетную защиту таких базовых прав детей, как право на здоровье, образование, физическую и психическую безопасность, защиту от насилия и другое. Кризис не должен препятствовать выполнению положений Конвенции о правах ребенка. А политика должна создаваться в первую очередь с приоритетом защиты прав и потребностей детей.

Дети должны иметь неограниченный доступ к уже существующим сервисам, которые позволят им легче преодолеть кризис и справиться с тревогой, вызванной изоляцией. В этом отношении рекомендуется обратить внимание на судьбу детей в пенитенциарных учреждениях. Во время пандемии они должны иметь возможность находиться со своими семьями, и, что наиболее важно, государства должны прислушиваться к детям и учитывать их мнение, прежде чем принимать решения по устранению трудностей, вызванных пандемией.

В Грузии в процессе управления пандемией и принятия превентивных мер против нее потребности детей игнорировались. Это проявилось во многим направлениях. Политика в области здравоохранения, образования или социальной защиты является нейтральной, что само по себе проблематично, поскольку меры, принимаемые государством, могут быть полезны или терпимы для совершеннолетних, но вредны для детей.

Коснемся некоторых вопросов, представляющих собой ощутимую проблему в Грузии, особенно с момента начала пандемии по сегодняшний день:

Детская бедность

Как показывают глобальные исследования, среди детей вероятность того, что они будут жить в бедности, как минимум в двое выше, чем у взрослых.2 До 663 миллионов детей во всем мире живут в семьях, неспособных удовлетворять элементарные потребности в их пище, одежде, чистой воде и многом другом.

Согласно недавнему исследованию, в Грузии дети больше других групп подвергаются риску оказаться в бедности. Каждый пятый ребенок живет в условиях крайней нищеты и недоедает. В стране все еще нет всеобъемлющей, чувствительной к детям системы социальной защиты, которая помогала бы семьям справиться с неожиданными потрясениями. Многие незащищенные семьи не имеют доступа к сервисам. В первую очередь речь идет о детях с ограниченными возможностями, детях-жертвах насилия, детях, принадлежащих к группам национальных меньшинств, а также детях из бедных семей.3 Низкие доходы и голод напрямую связаны с ростом в таких семьях хронических заболеваний. У ослабленных детей, в свою очередь, повышается риск осложнений при заболеваниях, связанных с COVID-19.

На фоне крайне сложной социальной реальности государство ограничилось единовременной помощью семьям и их детям (200 лари на каждого ребенка и субсидия на оплату коммунальных услуг на несколько месяцев). Этого явно недостаточно, особенно в условиях пандемии.

Принудительный брак девочек

Во многих семьях, еще больше обедневших из-за пандемии, обострилась проблема эксплуатации детского труда и принудительных браков девочек. Как известно, к детскому труду чаще прибегают в условиях экономического кризиса, особенно когда политика государства не ориентирована на детей и поддержку семьи. Ежегодно в мире 12 миллионов детей вступают в брак до достижения 18-летия. Как и детский труд, принудительные детские браки в значительной степени связаны с финансовыми кризисами. Зачастую браки несовершеннолетних связаны с финансовой выгодой для семей. И эта практика особенно мотивирует во время кризиса.

Грузия с точки зрения пагубной практики принудительного замужества девочек не является исключением. Еще до пандемии детские браки были одной из самых острых проблем. Во время изоляции и финансового кризиса усиление этой проблемы вполне логично. Но здесь, как и в случае с домашнеим насилием, дети оказались менее защищенными – их голос никто не слышит, да и государство не включяет этот вопрос в политику управления кризисными ситуациями. Их ответ и здесь привычный: «Роста числа обращений нет».

Право на образование

Образование и сфера образования – это не только место, где ребенок может приобрести академические знания, но и лучшая возможность для социального и эмоционального развития ребенка. Закрытие школ во время первой, а теперь и второй фазы пандемии, и изоляция детей дома оказали серьезное негативное влияние на их психоэмоциональное состояние. Впрочем, и здесь не все оказались равны. Закрытие школ непропорционально навредило детям, которые и без того сталкивались с барьерами в сфере формального образования. Это дети с ограниченными возможностями, дети из дисфункциональных семей с агрессивной средой, дети из бедных семей и т. д. Единственный выход, найденный государством, связан с организацией онлайн-обучения. Но и он оказался бесполезным для тысяч детей. Например, социально незащищенные семьи и семьи с низким доходом не могут обеспечить своих детей доступом к онлайн-урокам, в том числе, из-за отсутствия компьютеров и интернета. А для детей с особыми потребностями онлайн-пространство и вовсе оказалось недоступным и бесполезным.

Об этих вызовах государству было известно уже на первом этапе пандемии. Но и во время второй фазы политика в сфере образования не изменилась. Это усилило социальную изоляцию детей и оставило тысячи несовершеннолетних в Грузии без образования.

Семейное насилие

Домашнее насилие в отношении детей – это не проблема, возникшая во время пандемии. Но изоляция и социально-экономический кризис создают благоприятную почву для насильственных отношений. Это еще больше осложнило положение тех детей, которые и ранее воспитывались в неблагоприятной среде. Усиление в семьях стресса, вызванного потерей работы во время пандемии, значительное сокращение доходов или рост проблем со здоровьем еще больше способствует насильственным отношениям как между родителями, так и в отношении детей в семьях.

В свою очередь закрытие школ и изоляция детей привели к уменьшению количества сообщений о случаях насилия. Как правило, особенно когда ребенок подвергается насилию со стороны членов своей семьи, его помощником является педагог или другой посторонний человек, с которым он сталкивается. Изоляция же сделала детей и женщин еще более уязвимыми.

В контексте насилия в отношении женщин Специальный докладчик ООН призвал страны4 принять неотложные меры, поскольку пандемия удвоила риски женщин и детей. Ответом же грузинского государства на эту проблему стало отрицание проблемы. Власти аргументируют это тем, что во время пандемии не было зафиксировано роста официальных обращений. Такой подход – это попытка убежать от проблемы, что оставляет детей и женщин одних перед лицом насилия.

Карантинные условия и среда

Особенно заметно игнорирование интересов детей при разработке в Грузии политики превенции COVID-19. Существующие правовые нормы не были к адаптированы, в результате чего дети и их семьи получили дополнительные травмы. Особого внимания заслуживает процесс перевода в карантинные зоны граждан при их въезде в страну. Однотипное регулирование карантинных зон и игнорирование потребностей детей привели к многочисленным спорам с государством. Детям приходилось проводить недели в изолированной, незнакомой им среде, что увеличивало вызванные пандемией чувства растерянности и стресса. Такой подход особенно вредоносен для детей, оставшихся без опекунов, и детей с ограниченными возможностями. Им требуется адаптированная, знакомая среда. Жизненно необходимы терапевтические услуги.

Гражданскому сектору пришлось вести судебные тяжбы, чтобы спасти конкретных детей и поместить их в адекватную для них среду. Организация «Партнерство за права человека» провела ряд успешных судебных процессов, чтобы разоблачить несправедливость в отношении детей и помочь им. Впрочем, даже это оказалось недостаточным основанием для того, чтобы во время управления пандемией и ее превенции государство проявило особую заботу о детях со специфическими потребностями. Действующие сегодня регуляции все еще не полностью учитывают индивидуальные нужды детей и их семей.

В завершение

Пандемия, между тем, оказалась прекрасной лакмусовой бумажкой для многих стран, в том числе для Грузии. Кризис выявил слабую политику государств в области детского здравоохранения, социальной защиты, образования или защиты детей от насилия. В нашей стране пандемия не является первоисточником ни для одной из вышеперечисленных проблем. Но в условиях несостоятельной системы кризис нанес существенный вред именно детям, женщинам и их семьям.

В процессе пандемии необходимо лучше понимать потребности детей, например значимость формального образования, что представляет собой не просто обучение, но и важную составляющую для благополучия детей; важность интеграции детей в общество, что является не вопросом выбора, а необходимостью для несовершеннолетних; обеспечение социального благополучия и усиления системы здравоохранения и т. д. С этой точки зрения есть шанс превратить нынешний кризис в основу системного оздоровления для благополучия детей.

В завершение призыв к политикам: недостаточно просто работать над уменьшением вреда, нанесенного пандемией COVID-19. Необходимоч действовать над долгосрочной физической и психоэмоциональной безопасностью детей, и с учетом именно этого приоритетного принципа сегодня принимать решения.

Ана Абашидзе

Руководитель организации «Партнерство за права человека» (PHR)

01.10.2020
О проекте

Целью проекта women4peace.net является формирование группы женщин — специалистов и журналистов, которые смогут готовить сбалансированные, качественные материалы о проблемах женщин, гендерном равенстве, осуществлении Резолюции СБ ООН 1325 и других проблемах, связанных с этими темами, тем самым подавая пример более широким журналистским кругам.