Эхо августа 2008-го
Женщины и война

Эхо августа 2008-го

Прошло восемь лет с августовской войны. Что сегодня о ней думают обычные люди на улицах Цхинвала и как они живут?
Тамара Меаракишвили

«2008 год изменил нашу жизнь. Как мы живем? Мы спокойны, никого не похищают, не убивают. Спим спокойно, но жить тяжело. Мы как остров. Да, у Южной Осетии есть признание, мы независимы. Но с даже с этим можно поспорить – в деньгах мы зависимы от России, а в медицине, фруктах и овощах – от Грузии», – говорит Светлана, медсестра из цхинвальской больницы.

Она убеждена, что за восемь лет для медицины В Южной Осетии ничего сделано не было.

«Даже из-за простого случая жителей республики отправляют в Тбилиси (Грузия предоставляет бесплатное медицинское лечение всем жителям отделившихся регионов, Южной Осетии и Абхазии, – прим. ред.), здесь, у нас, низкий уровень медицины. Сейчас говорят, что может открыться дорога через Эргнети, и я буду большим противником этого», – утверждает Светлана и объясняет свое отношение тем, что по ее мнению, когда так открывались дороги раньше, потом всегда за открытием дорог следовала война.

«Мой муж армянин. У меня есть дальние родственники грузины. Я не ненавижу грузин, но и не считаю их друзьями», – заключает медсестра Светлана.

Tskhinval (2)
Русский язык виден на всех вывесках в городе Цхинвале. Фото Тамары Меаракишвили

«Я таксист, и мы стоим на так называемой бирже такси в Цхинвале. Недавно из одного такси, которое стояло чуть дальше, мы услышали звуки грузинских песен. Мы, парни, подошли и сказали, чтобы он выключил. Он отказался, говорит, моя машина и что хочу, то и буду слушать. Машина его, но неоправданно в Цхинвале громко включать грузинские песни. Все равно мы его заставили выключить», – свое отношение к грузинам историей из жизни иллюстрирует молодой таксист осетин Тимур.

Tskhinval (3)
После августовских событий в городе активизировались строительные работы. Фото Тамары Меаракишвили

«Наше поколение выросло вместе с грузинами, но войны не должно было быть. Наверное, все образумится спустя годы, я верю в это. Но политики сбивают с толка жизнь людям. Раньше я часто ездил в Грузию, мои родственники и сейчас там живут. И мы уже сколько лет не виделись друг с другом. Да, цхинвальцы ездят через Ларс, но это далеко. Так хотелось бы увидеть, что изменилось, говорят, много всего построили в Грузии. И здесь идет строительство, украшают, но мы закрыты и не знаем, когда людям полегчает», – о жизни до и после августовской войны говорит пожилой Мурат.

«Я грузинка, а мой муж – осетин. Есть дети. Мой старший сын периодически ездит в Грузию (пробирается отсюда, есть одно место) и ему очень там нравится. Если бы было легко, то он там учился бы в вузе… Здесь спокойно. А что здесь еще может быть? Сейчас у детей, молодежи другие потребности», – заключает грузинка Тамуна из Цхинвала, который грузинская сторона называет Цхинвали.

Tskhinval (4)
В Южной Осетии острая нехватка возможностей для молодежи: как в сфере образования, так и в сфере развлечений. Фото Тамары Меаракишвили

«Мы в тупике. Иногда думаю, а будет ли будущее? Но, главное, что есть мир. Раньше все время была стрельба и постоянно мы были в страхе. Сейчас вижу, что люди строят дома, украшают, появились возможности и мы защищены. Наше поколение хорошо жило с грузинами, а как будем жить с ними в будущем – это дело правительства. Но в правительстве старые советские люди и у меня нет надежды», – говорит в прошлом инженер, сейчас безработный 53-летний Тамаз.

«Не знаю, меня никто не спрашивает, как мы будем. То, что наши люди ездят на лечение в Грузию, неужели грузины не обязаны бесплатно нас лечить? Все у нас разрушили и теперь мы заново строим страну», – считает жительница Цхинвала Нато.

«Молодежь сильно отравлена, они помнят только плохое о грузинах, и не знаю, захочет ли это поколение примирения. А так, многое делается – стройки, делают улицы, появилась работа. Постепенно все строится, но мы недовольны», – на вопрос о сегодняшней жизни в Южной Осетии отвечает учительница начальных классов Ирина.

Tskhinval (5)
Центр города Цхинвала. Фото Тамары Меаракишвили

«После войны поступило много помощи, но пройдись и посмотри, сколько еще разрушенных домов. Куда делась эта помощь? Сейчас сказали, что все, наши дома больше не будут восстановлены, помощи в этом плане больше не будет. На улице увидел руководителя правительства Кулумбегова и говорю: кто восстановит мой дом? Он сказал, что денег больше нет, эти дома разрушили грузины. Так что иди и у грузин спрашивай, когда это будет. Так куда делось столько денег? Сами присвоили. Посмотрите на их дома снаружи, построили замки. Если у кого-то кто-то был, все получили помощь, а у кого нет, либо в банке взяли кредит и так отремонтировали, либо как я – живут в полуразрушенном доме», – ситуацию в стране после августовской войны описывает сотрудник местного самоуправления.

Tskhinval (1)
И все же, даже после августовской войны, в Цхинвале осталась улица имени грузинского писателя Шота Руставели. Фото Тамары Меаракишвили

«Грузии посоветую признать нас и начать с нами добрососедские отношения. Только это поможет ей в восстановлении отношений. И еще, в Грузии должны быть созданы правозащитные организации для защиты прав наших граждан. Обязательно должна быть газета, сайт и другие средства, что поможет донести до Евросоюза, то, что здесь происходит. Отсюда многие обращались к ним. А так, все пустота для всех нас – и для осетин, и для грузин. Признание от Грузии даст возможность, чтобы нас признали и другие страны, и у них будут отношения с нами. Без этого будем жить в безнадежном, депрессивном и гнилом состоянии, и нация просто вымрет… И эта территория станет мертвой зоной для военных баз и олигархов», – возможные выходы из геополитического тупика рассматривает другой сотрудник гос аппарата Южной Осетии.

Tskhinval (6)
Пустые дома и военные развалины в Цхинвале, а их тут много, прорастают травой и деревьями. Фото Тамары Меаракишвили

«Война это всегда плохо. А грузинам я бы сказал, что у нас, как у нации, есть право жить отдельно, и они должны это осознать. Только после этого можно думать о дружеских, равных отношениях», – обобщает мнение многих осетин молодой парень Аслан из Цхинвала.

Все имена собеседников изменены с целью их безопасности.


В опубликованных на сайте материалах сохранены термины и топонимика, используемые авторами. IWPR и редакция сайта не несут ответственности за содержание авторских материалов.

11.08.2016
О проекте

Целью проекта women4peace.net является формирование группы женщин — специалистов и журналистов, которые смогут готовить сбалансированные, качественные материалы о проблемах женщин, гендерном равенстве, осуществлении Резолюции СБ ООН 1325 и других проблемах, связанных с этими темами, тем самым подавая пример более широким журналистским кругам.