Интервью: Все силы – на решение конфликта
Мосты мира

Интервью: Все силы – на решение конфликта

Галина Петриашвили: Миротворчество без участия женщин невозможно

Президент Ассоциации журналистов «ГендерМедиаКавказ» Галина Петриашвили – одно из активных и узнаваемых лиц женского движения в Грузии. Она эксперт по гендеру и медиа, инициатор и участница целого ряда проектов и программ в этой сфере.
Галина, какова сегодня ситуация в гендерной сфере в Грузии?
Сегодня у нас три законодательных документа, на которые мы можем опираться. Это Закон о гендерном равенстве, Закон о семейном насилии. И третий – Закон, регулирующий проблемы треффикинга. Все три закона вырабатывались долго и тщательно, целым рядом экспертов, представляющих различные институты: неправительственный сектор, госструктуры, академические круги. Основание, доказательный базис для всех законов был подготовлен женскими НПО, которые задолго до инициирования закона начали кропотливую работу по его сути. Я помню, как еще 10-12 лет назад, когда женщины помогали жертвам, фиксировали статистику – у нас на полном серьезе кое-кто говорил: какое домашнее насилие, вы о чем?! У нас нет никакого насилия. Прежде чем был принят этот закон, надо было пройти длинный-длинный путь. Но сегодня эти законы есть, и это хорошая юридическая основа для нового движения вперед. Хотя не все гладко, на пути осуществления этих законов – много барьеров. Главный – у нас нет гендерного анализа бюджета. А без этого невозможно определить параметры дисбаланса.
Что такое гендерный анализ бюджета?
Гендерный бюджет – это учет всех ресурсов с разбивкой на пол. Это базисная информация о том, как бюджетная строка отзовется на мужчинах и женщинах. У нас уже прошло то время, когда слова «гендер» и «феминизм» вызывали бурное веселье в парламенте. Женский вопрос легитимизирован, обсуждать его вполне респектабельно, и парламентарии-министры охотно участвуют в наших мероприятиях, организованных женским движением. Во всяком случае, участвовали. Как будет дальше – покажет время. По итогам выборов, в парламент прошло 12% женщин. Это вдвое больше, чем в предыдущем составе, но все равно очень мало. Катастрофически мало.
К счастью, есть международные программы, которые активно работают в Грузии. Не отстает и неправительственный сектор. Наша деятельность направлена на достижение реальной сбалансированности интересов женщин и мужчин во всех сферах – законодательстве, здравоохранении, безопасности, политике, на всех уровнях принятия решений.
Переживания человека, пережившего военный конфликт, одинаково тяжелы – независимо от того, мужчина это или женщина. Почему проблемы женщин-беженок рассматривают отдельно?
Женщина во время конфликта и после него подвержена травмам, отличным от тех, которые переживает мужчина. Я не хочу сказать, что мужчинам легче. Однако у женщин есть специфические риски во время конфликта и специфические потребности при его урегулировании. У женщин есть свои собственные подходы для его решения, собственные представления о безопасности.
Может ли пригодиться Грузии опыт других стран в этом вопросе?
Мир накопил ряд документов, которые являются обязательными для всех стран, подписавших их. Среди них можно выделить два самых главных. Первый – это Конвенция по предотвращению всех форм дискриминации в отношении женщин, известная как CEDAW. Это широкий документ. Второй – более фокусный. Это Резолюция 1325 Совета Безопасности ООН. Есть еще Резолюции 1820, 1888, 1887 – все они касаются женского участия в вопросах конфликта и безопасности. Все они настаивают на включении женщин в миротворческий процесс, дают такую установку государствам, правительствам. На бумаге все написано хорошо. Но на практике получается, что урегулирование конфликта идет своим ходом, а женская активность своим. Эта активность не поднимается выше уровня социальной защиты или народной дипломатии. А надо поднять! – как того требуют эти Резолюции. Мы в Грузии говорим о Резолюции 1325 с 2002 года, сегодня эта работа стала очень активной. В регионе действует большая кросс-региональная программа ООН-Женщины, с включением 8 стран. Программа ставит целью активизировать женское миротворчество на государственном уровне, включить женщин в службы безопасности, сделать эти службы более открытыми и прозрачными. На низовом уровне женщины и так весьма активны в миротворчестве, так как проблема эта для нас весьма актуальна (два неразрешенных конфликта, оккупированные территории, вынужденно перемещенные лица — ВПЛ). Среди НПО Грузии немало женских организаций, созданных самими ВПЛ – они работают настойчиво, много лет и с полным осознанием вопроса и перспектив. Резолюция 1325 дает шанс подкрепить эти сильные низовые инициативы, дать им выход на государственный уровень. Это — нелегко. Но такая работа идет. Хотя и не так быстро, как хотелось бы
Означает ли это, что сегодня женщины не принимают активного участия в урегулировании конфликтов?
Принимают, но хотелось бы больше. Вообще, женщины сейчас (да и женщины – всегда) – разгребатели социального мусора, «помогатели» гонимым, сирым, бедным, подавляемым…
Получается, что они делают самую грязную и сложную социальную работу?
Я бы не назвала ее грязной. Рутинная, нудная, надсадная в эмоциональном плане Перевязать раненых, накормить детей и стариков, утереть слезы. Ежедневно выживать в тяжелейших условиях, кормить-поить-утешать-обстирывать – это женщины. А принимать решения, влияющие на вопросы войны и мира – это мужчины. «Безопасность – это мужское дело. Мы сейчас все за вас решим. Мы знаем, что вам нужно». А потом эту «безопасность» приходится расхлебывать женщинам.
Остается впечатление, что эти резолюции на деле в Грузии пока не очень работают.
Они и не заработают, пока мы о них не будем ничего знать. Сначала надо сделать их известными и популярными, чтобы народ знал, что такие документы есть и что они работаю вот так-то. Чтобы народ знал, чтобы правительство знало, спецслужбы, миссии разные. Второе: нужно, чтобы те идеи и экспертные мнения, которые вырабатывает гражданский сектор, имели хороший коридор «наверх». Ведь женские организации уже наработали очень большой опыт, аккумулировали его от тех людей, из числа опаленных конфликтами, которым они все эти годы помогали. Вот эти люди знают, что и как надо делать. И третье: надо сделать так, чтобы вопросы войны и мира решались не в закрытом мужском клубе, как это делается сейчас, – а при участии представителей всех людей. Тут уж никак не обойтись без женщин. Нас искусственно отодвигают от выработки решений, от которых зависит наша жизнь. Это элементарно несправедливо и неразумно. Вот о чем говорят эти резолюции, вот их дух и импульс.
Вот почему Резолюции 1325 придается такое большое значение?
Этим документом государство подтверждает, что у женщины есть свое видение, своя воля и свой вклад. Мы хотим, чтобы эта резолюция влияла на работу служб безопасности, чтобы туда приходило больше женщин и они имели бы право голоса, могли влиять на повестку дня и на решения. Второе – чтобы силовые структуры были более дружественными по отношению к женщинам, чтобы это было место не только для мужской, но и для женской карьеры. Наша общая безопасность от этого только выиграет.
Беседовала Яна Исраелян

16.10.2012

Добавить комментарий

О проекте

Целью проекта women4peace.net является формирование группы женщин — специалистов и журналистов, которые смогут готовить сбалансированные, качественные материалы о проблемах женщин, гендерном равенстве, осуществлении Резолюции СБ ООН 1325 и других проблемах, связанных с этими темами, тем самым подавая пример более широким журналистским кругам.