Неправительственный, “вымирающий” сектор Ахалкалаки
JNews, Новости партнеров

Неправительственный, “вымирающий” сектор Ахалкалаки


В конце 90-ых в Ахалкалаки появились первые неправительственные организации, в начале двухтысячных количество зарегистрированных неправительственных организации перевалило за 200. Все было связано с финансами донорских организаций, которые выдавались в Грузии, на разные активности НПО. Теперь же и в регионах работают центральные организации, тем самим поставив местные организации на путь “вымирания”.

Гиорги Андгуладзе из первых нпошников, кто был вовлечен в развитие гражданского общества в конце 90-ых. Когда начался НПО-бум и все кто хотел “легких” денег регистрировал одноразовые организации. Все признаются, тогда в Ахалкалаки крутились большие деньги, ведь регион был до этого обделен вниманием, мало того сыграла на руку и особенность региона, компактно проживающее этническое меньшинство. Большинство неправительственных организации, которые тогда заработали хорошие деньги, исчезли со временем. Остались только идейные НПО, их чуть больше 20 по всему региону.

“Если говорить о влиянии НПО, оставляет желать лучшего, потому что неправительственные организации в Самцхе-Джавахети довольно слабые, не только из-за того, что они стабильно не могут иметь постоянное финансирование, но и из-за того, что в целом гражданское общество слабое.  Несмотря на это, некоторые организации работают. Несмотря на то, что процесс развития трудно продвигается, мы все же развиваемся. Тем более, что некоторые НПО, которые были зарегистрированы, они никогда и не работали. Создавались в рамках разных программ, собирались какие-то люди создавали НПО и все. В Ахалцихе я знаю только два НПО, которые закрылись и один в Ахалкалаки”, – говорит Гиорги Ангуладзе.

Если в начале общество не воспринимало и не понимало в чем заключается роль этих организации, остерегалось. Постепенно понятие НПО стало обыденностью, хотя изначально приходилось долго объяснять кто такие и что хотят.  Тогда в обиход вошло слово  “тренинг”. Деятельность организации в большинстве случаев не была заметна и нацелена была на развитие определенных людей.

“Тогда про НПО знали меньше. Работа с населением была труднее, но с донорами легче. В течение этих 20 лет доноры начали больше требовать от НПО. Само собой осложнилась отчетность, нужны более конкретные итоги проектов. Надо показать донору достижения более ощутимые. На сегодняшний день работать в НПО не так легко, как 20 лет назад. Потому что каждое слово, которое высказывают представители той или иной организации, должно быть аргументировано и подтверждено серьезными документами. Ситуация в Джавахети довольно сильно отличается от остальной страны. И то, что у нас, у НПО такая ситуация сложилась, частично и наша вина. Очень трудно работать от проекта к проекту”, – говорит Гиорги Андгуладзе, руководитель проекта “Самцхе-Джавахетский  HUB” и председатель неправительственной организации “Месхи демократы”.

Махаре Мацукатов также из тех людей, кто стоял в истоках развития гражданского общества, он руководит двумя неправительственными организациями: ассоциация “Ахалкалакский картофель”  и “Бизнес центр Ахалкалаки”. Махаре считает, что сейчас НПО – не объединение идейных людей, а отдельные авторитетные нпошники. Как он вспоминает, раньше доноры сами предлагали облегченный вариант участия в грантовых конкурсах, чего не скажешь теперь.

“Последний проект, который осуществила ассоциация “Ахалкалакский картофель” был в 2018 году. Что касается “Бизнес центра”,  целый век не было проекта. Несколько раз писал проекты, но никакой не прошел. Местные организации гранты не получают. Когда пишут какие-то проекты и дают на осуществление в каких-то регионах надо, чтобы было отмечено, что проект должен быть осуществлен не в Тбилиси. Пускай хотя бы включат в партнеры местные организации. Если проект осуществляется в Ахалкалакском муниципалитете, почему ни одна организация местная не может быть включена? Сейчас приоритет дан центральным организациям, им и достаются гранты, которые задушили местные НПО, которые на данный момент в предсмертной агонии. Просто какие-то активности по инерции делаются, к сожалению это делают НПО-шники, то есть личности, а не НПО”, – говорит Мацукатов.

Активных женщин в НПО раньше было мало, одна из них Дали Агдгомеладзе. Она до сих пор работает, но признается, что содержать НПО намного сложнее, чем было раньше.

“Последний проект у нас был год назад, проект финансировался посольством США в Грузии. После этого я обращалась, писала проекты в фонды, но грантов мы не получали. Наша организация работает над образованием, гендерным вопросам и по многим другим направлениям. Однако содержать офис и стаф очень сложно и дорого. В организации постоянных членов 2, но когда появляются проекты, мы нанимаем необходимых специалистов, юристов, экспертов, учителей и тд. А если нет грантов, нет активностей нет и ничего”, – говорит Дали Агдгомеладзе.

Развитие гражданского общества, интеграция, обучение государственному языку, работа с молодежью и многое другое цель и направленность неправительственных организации. Однако если в Европе, откуда была перенята идея общественных организации, они все еще актуальны и в большинстве случаев именно государство выделяет финансирование для деятельности НПО, то в Грузии это забота международных доноров, которые потихоньку уходят отсюда.

27.02.2020
О проекте

Целью проекта women4peace.net является формирование группы женщин — специалистов и журналистов, которые смогут готовить сбалансированные, качественные материалы о проблемах женщин, гендерном равенстве, осуществлении Резолюции СБ ООН 1325 и других проблемах, связанных с этими темами, тем самым подавая пример более широким журналистским кругам.