Обыкновенный сексизм в медиа средствах
Знай свои права

Обыкновенный сексизм в медиа средствах

Предлагаем Вашему вниманию статью Беллы Папопорт, известной русской феминистки и активистки за права женщин, о том как прогрессивные медиа России сознательно или бессознательно транслируют совсем не прогрессивные взгляды.

Bella Papoport
Белла Папопорт, известная русская феминистка и активистка за права женщин

Давайте вместе поразмышляем о сексизме и его проявлениях сегодня, и о том как медиа часто сама транслирует дискриминационные стереотипы.
Cтатья «Обыкновенный сексизм» опубликована на сайте Школы гражданской журналистики Colta.ru. Полный текст статьи Вы найдете по ссылке.
Несколько недель назад ко мне как к журналистке, часто пишущей о феминизме, обратились сотрудники портала Meduza с просьбой помочь им составить карточки для пособия «Как не быть сексистом в России».
Получив вопросы, я удивилась: Кто оплачивает обед в ресторане? Стоит ли уступать женщинам место в транспорте? Надо ли подавать пальто? У нас ситуация очень плачевная: сексуальное и физическое насилие над женщинами при почти полном отсутствии правовой защиты от этого насилия, неуважение к женским высказываниям и деятельности, тотальная объективация (восприятие женщины исключительно как объекта для удовлетворения сексуальных или бытовых потребностей). И последнее, о чем думаю я (как и многие другие феминистки) в этой ситуации, — это кто кому подает пальто и отодвигает стул. А вопрос об оплате счета в кафе скорее вызывает желание поговорить о тридцатипроцентной разнице в зарплатах мужчин и женщин, чем об этикете. В общем, я сказала представительнице «Медузы», что есть более серьезные вопросы, послала информацию, которую считаю более важной, и принялась ждать публикации.
К моему разочарованию, на выходе материал предсказуемо превратился в глянцевое пособие по подаванию пальто. Основные проблемы сексизма издание предпочло не освещать: эти моменты, давно ставшие в России традиционными ценностями и духовными скрепами, видимо, являются таковыми и для редакции портала. Люди хотят сохранить белое пальто носителей либеральных ценностей, но не желают для этого ничего менять в своем мировоззрении.
Про сексизм писать хотим (иногда), потому что вроде бы уже не замечать проблему неприлично, но слушать женщин по-прежнему не хотим — поскольку в этом случае публикацией карточек уже не отделаешься: придется менять практически все.
Это касается не только «Медузы». Например, в соцсетях TheVillage во время трансляции последней церемонии «Оскара» был пост о том, что актриса Патрисия Аркетт получила статуэтку из жалости, поскольку выглядит недостаточно молодо и подтянуто по сравнению с Мерил Стрип. Позже этот пост убрали (что опять же характерно), но его скриншот и обсуждение можно увидеть, например, здесь. Мужчин-актеров за такое критиковать как-то не принято.
Или вот ведущие одного из «Утренних разворотов» на радиостанции «Эхо Москвы» страстно обсуждают благотворительные проекты некоей медийной персоны — и практически сразу переходят к разговору о ее груди. А спохватившись было, напоминают себе: «Все нормально, мы же мужчины» — и успокаиваются. Действительно, слушатели-мужчины поймут и одобрят, а слушательницы так привыкли, что мужчин интересует их грудь, а не деятельность, что не обратят внимания. А если и обратят, то что у них, чувства юмора нет, что ли?
Автомобильный обозреватель «Эха» Александр Пикуленко постоянно педалирует тему недалекости женщин-водителей. Представьте, что финансовый аналитик говорил бы по радио о жадности еврейских банкиров. В передаче «Бэби-бум» того же «Эха», обсуждая тему воспитания мальчиков и девочек, ведущие озвучивают пещерные вещи о важности гендерных ролей: девочек нужно воспитывать так, чтобы они не защищались, даже когда правы. Просто потому, что девочкам не пристало драться никогда. А когда девочки вырастают, не могут противостоять насилию и на этих девочек нападают — то это потому, что они недостаточно доходчиво сказали «нет». Там еще много про женскую нежность и красоту, а также про то, что нехорошие европейцы воспитывают из своих детей некое «оно».
Поборникам гендерного воспитания всегда хочется задать вопрос: если гендерные роли заданы природой, то зачем навязчиво прививать детям привычку им следовать? Разве они и без этого не станут теми, кем должны быть? А если такие роли природой не предусмотрены, то значит, это просто удобно и выгодно — когда женщины с детства тренируются обслуживать и быть безропотными, а мужчины — агрессивными и безапелляционными? К чему это часто приводит, мы все знаем: сексуальное и физическое насилие, милитаризм — и войны как крайнее его проявление.
Наверное, журналисты, блогеры и эсэмэмщики понимают, что их аудитория примерно поровну делится на мужскую и женскую. Но напрямую они обращаются только к первой, а второй оставляют роль безмолвного наблюдателя — говоря о женщинах в третьем лице, предлагая именно женщин рассматривать как объект для наблюдения или любования, озвучивая негативные стереотипы о женщинах, используя обращения вроде «мужики». И сами женщины часто становятся рупорами всем привычного и удобного подхода. Как, например, популярная блогерша Катя Кермлин, вроде бы отстаивающая права человека, которая опубликовала ставший невероятно популярным пост о том, что с правами человека у нас все плохо, а вот с правами женщин так хорошо, что от сладости женской жизни можно заработать диабет.
Это называется «интернализация»: люди так хорошо осваивают приходящие к ним извне посылы, что начинают воспринимать их как свои собственные ощущения. Если в обществе принято относиться к женщинам как к дурам и презирать их, то и сами женщины, конечно, тоже транслируют эти установки (так же бывает и с внутренней гомофобией в ЛГБТ-сообществе, и с внутренним антисемитизмом у евреев).
Когда женщины все же пытаются говорить от своего имени, оказывается, что их слова никто не хочет слышать. Когда в журнале Wonderzine вышла статья «Почему мужчины советуют спаивать девушку и это не смешно» — негатива в ответ было очень много. Поводом для этого материала стал текст родственного Wonderzine издания Furfur — «5 коктейлей, которые сделают девушку доступной». В корректной форме в Wonderzine напомнили о широко распространенной проблеме насилия на свиданиях — и о социальной ответственности, которую несут СМИ, давая подобные советы. Ответом — в новом тексте Furfur по стопам предыдущего — стали обвинения в отсутствии чувства юмора.
Или вот обсуждение паблика «Оцени телку». Сам-то паблик с фотографиями женщин, которых предложено оценивать, не стоил бы внимания, если бы не развернувшаяся дискуссия в фейсбуке у Анны Айвазян, бывшего редактора «Большого города». Анну возмутил факт публикации такого рода фотографий, а многочисленные сотрудники либеральных изданий с пеной у рта — и не пренебрегая хамскими аргументами — доказывали в комментариях, что если и стоит обижаться на явления вроде этих пабликов, то молча. Потому что кому не нравится, что «телок» оценивают, — тот фашист и ненавидит свободу. Свобода мужчин вторгаться в личное пространство женщин — видимо, единственный вид свободы, за который стоит бороться.
Право женщин на неприкосновенность — якобы посягательство на эту свободу. Никому в голову не приходит, что публикация личных фотографий женщин с предложением оценить их в денежном эквиваленте — это вторжение, почти такое же, как назойливые уличные приставания или непрошеный комментарий по поводу внешности. Когда ты видишь свое фото, опубликованное таким образом, да еще и с мерзкими комментариями под ним, у тебя возникает ощущение, что личное пространство взломано — как будто кто-то прочитал твой дневник или залез в ящик с нижним бельем. Хорошо бы, чтобы борцы за свободу немного об этом подумали.
Вместо того чтобы направить усилия на рефлексию и развитие эмпатии, сторонники соблюдения прав человека и либеральных ценностей доказывают женщинам, которых что-то оскорбляет, что они разговаривают с конструкциями в собственных головах и у них нет чувства юмора. Представители прогрессивных медиа иронизируют над попытками приравнять сексизм к расизму или антисемитизму. И это в мире, где, по данным ВОЗ, каждая третья женщина подвергается физическому или сексуальному насилию. В мире — не в Саудовской Аравии. Везде.
Сексизм не кажется такой серьезной проблемой, как другие виды дискриминации, вовсе не потому, что таковой не является. Просто им настолько пронизаны любые сферы, страты и информационные пространства, что он всеми, включая тех, кто от него страдает, считается чем-то нормативным. Он транслируется многими, даже самыми передовыми, медиа ненамеренно — по привычке.
Транслируется представителями той среды, в которой подобная риторика по отношению к другим дискриминируемым группам — расовым или национальным — считается чем-то за гранью приличий, прерогативой маргинальных СМИ и их читателей.
Эта проблема стоит более серьезной и громкой дискуссии, чем разговор о подавании пальто. Отсутствие голоса у женщин — это одновременно и следствие, и причина их дегуманизации, которая в легкой форме выливается в слова вроде «телка», а в тяжелой — в массовое насилие. Но если признать, что сексизм — дискриминация, то придется заняться сознательным, внимательным и болезненным его выкорчевыванием. А заниматься этим никому не хочется.
Tекст: Белла Рапопорт

27.03.2015
О проекте

Целью проекта women4peace.net является формирование группы женщин — специалистов и журналистов, которые смогут готовить сбалансированные, качественные материалы о проблемах женщин, гендерном равенстве, осуществлении Резолюции СБ ООН 1325 и других проблемах, связанных с этими темами, тем самым подавая пример более широким журналистским кругам.