Антивирус от исламской радикализации
Аналитическое обозрение, Женщины и война

Антивирус от исламской радикализации

Исламский радикализм – растущая угроза не только для Панкисского ущелья. По мнению экспертов, религиозный фанатизм молодежи, активизация подпольных движений наблюдаются и в других частях Грузии: в Аджарии и регионе Квемо Картли.

«Если не сотрете эту карикатуру, если продолжите это оскорбление, клянусь Аллахом, прольется ваша кровь. Клянусь тем Богом, в который ты не веришь, что своими руками оторву тебе голову. Уверен, что ваша кровь дороже чернила вашего пера».

«Адресатами этой угрозы являются журналисты азербайджаноязычного сайта Renessans.ge. Автор – гражданин Грузии, председатель благотворительного Фонда имени имама  Али – Джавид Гурбанов», – писало информационное агентство Информационный центр Кахети в одном из опубликованных 23 июня материале.
Дело касается рисунка, на котором молодые люди в цветной одежде с книгами в руках вместе с голубями выбегают из клетки. Примечательно, что автор угрозы воспринял клетку, как мечеть.

Saddam Aliev
Саддам Алиев, журналист сайта Renessans.ge. Фото из личного архива

«У карикатуры не было религиозного подтекста. Рисунок – символ стремления из тьмы необразованности к образованию и здравому смыслу. К сожалению, многие восприняли это как оскорбление ислама. За этим последовала критика и угроза в наш адрес. Мы ничего не имеем против религии или языка. Мы лишь против радикализма. Кроме того, на веб-странице любой может зафиксировать свое мнение. И те, кто нас критикуют. Мы всегда готовы к дискуссии», – разъяснил один из основателей веб-страницы Садам Алиев в беседе с IWPR.
Одной из первых, кто отреагировал на этот факт, была Хартия журналистской этики Грузии.

«Свобода слова и выражения в Грузии защищена законодательством страны, а  непосредственно Уголовным кодексом, карается и препятствие профессиональной деятельности журналиста, и угроза», – говорится в заявлении, распространенном Хартией.

tamar bekauri
Директор Фонда регионального развития Кахети Тамар Бекаури. Фото из личного архива

Директор Фонда регионального развития Кахети Тамар Бекаури говорит, что угроза физической расправы неприемлема для нее, хотя лучше бы издание воздержалось от публикации материала с подобным содержанием.
«Давайте вспомним нападение на сатирический журнал «Шарли Эбдо» в Париже и акцию протеста, которая прошла и в Панкисском ущелье против карикатур с религиозным содержанием. Лучше бы издание установило какой-то механизм саморегулирования. Подобные послания раздражительны для нашего общества».
Теолог из Аджарии Нодар Давитадзе разделяет мнение Тамар Бекаури о том, что СМИ должны быть осторожнее во время беседы на тему религии: «Свобода слова не должна перерасти в оскорбление. Ты свободен до тех пор, пока не затронешь свободу другого».
Открытое противостояние между общинами на религиозной почве кроме Панкисского ущелья участилось и в Аджарии.
Директор Центра обучения правам человека и мониторинга (EMC), правозащитница Тамта Микеладзе в беседе с IWPR говорит, что в последнее время состояние мусульманской общины в Аджарии особенно осложнилось. По ее словам, в течение прошлого года было зафиксировано шесть социальных конфликтов религиозного характера:

«Государственная политика в плане защиты прав мусульманской общины неэффективная. Мусульманская община годы является жертвой угнетения и дискриминации».

Свобода выражения
Одна часть экспертов полагает, что разряжению напряжения между общинами значительно поспособствует получение местными мусульманами религиозного образования и в целом образования.
«Мусульманам нужна экономическая или социальная среда, в которой они смогут развиваться. Так как у них не получается сделать это в Грузии, едут в основном в Турцию. Эти люди позже возвращаются в Грузию, отличаются хорошим образованием, но у них нет среды для развития. Поэтому им приходится разными методами сохранять свою идентичность, выживать», – объясняет Тамта Микеладзе.
«Именно в ответ на дискриминацию по религиозному признаку они начали активно думать о религиозном образовании. Именно так открылись пансионаты. Примечательно и то, что в этих пансионатах не виден тот процесс радикализации, который встречается в отдельных группах.  Наоборот, они отличаются лояльностью в отношении государства и проводят политику умеренного ислама», – отмечает она.
Теолог Нодар Давитадзе и сам учился в Турции.

nodar davidadze
Теолог Нодар Давитадзе. Фото из личного архива

«Места, где бы человек полноценно научился тому, как заниматься имамством, в Грузии нет. Получение образования за границей связано с разными проблемами. Когда получаешь образование на иностранном языке, передавать все это на грузинском сложно. Естественно, лучше, чтобы человек получал образование на своем языке», – рассказывает теолог Давитадзе.

«Действующие имамы жалуются на отсутствие соответствующего обучения на месте и в этом плане на дефицит местных кадров, что представляет собой достаточно серьезную проблему. Поэтому мы считаем важным начало образовательных проектов и открытие медресе не только в Панкиси, но и во всех тех регионах, где мусульманская община компактно расселена. Образовательные проекты будут осуществлены и в Аджарии, и в Восточной Грузии», – отвечает председатель государственного агентства по религиозным делам Заза Вашакмадзе на критические оценки экспертов.

Популярность ростет
В последнее время за интересом мусульманской молодежи к религии последовало появление нескольких новых течений.
«Государство пытается усмирить, подчинить и контролировать общее управление грузинских мусульман. Эта религиозная организация на данном этапе формально представляет собой общину грузинских мусульман (и суннитов, и шиитов), но она не реагирует ни на один случай угнетения. Вечно остается благодарной и лояльной по отношению к властям», – говорит директор Центра обучения правам человека и мониторинга (EMC) Тамта Микеладзе.
Беглар Камашидзе – муфтий общего управления грузинских мусульман в Аджарии. Существование управления зависит от государственных дотаций и пожертвований, а сфера деятельности, как объясняет муфтий, многосторонняя – уход и ремонт мечетей, оказание помощи нуждающимся семьям, бездомным детям, лицам с ограниченными возможностями.
Муфтий подтверждает, что в последнее время мусульманская паства заметно увеличилась и 70% ее членов – молодежь. Хотя он подчеркивает, что они интересуются лишь традиционным исламом.
«Нет государства, где не нарушаются права людей. И у нас были случаи, но мы стремимся к тому, чтобы в стране был мир, избежать дестабилизации. Мы и православная церковь уважаем друг друга. Мы будем рядом со всеми теми людьми, чьи права будут нарушены, и сделаем все для того, чтобы в стране не было розни», – говорит Беглар Камашидзе, который во время разговора о проблемах, стоящих перед мусульманской общиной, ограничился этим общим комментарием.
Британский журналист Оник Джеймс Крикорян, работающий на Южном Кавказе, хорошо знаком с международной практикой в плане того, как избежать радикализации. Он внимательно наблюдает за развитием событий в разных регионах Грузии, населенных мусульманскими общинами:

«В отличие от Аджарии и Квемо Картли, в Панкиси относительно больше проблем с радикализацией. Панкиси – очень спокойная, мирная, красивая часть Грузии. Радикализация там не новый фрукт, хотя с другой стороны, не все панкисцы хотят поехать в Сирию. Процесс радикализации уже годы идет в Грузии. Сейчас на это обращают внимание только потому, что «Исламское государство» беспокоит весь мир».

Другие причины радикализации
Одна часть экспертов считает, что у укрепления радикальных течений среди молодежи есть и другие основания: антироссийская политическая теория (реакция на проведенную Россией в Чечне политику) и сакральная идея создания Исламского государства и восстановления халифата.

Tamta Mikeladze
Правозащитница Тамта Микеладзе. Фото из личного архива

«Ислам для грузинских мусульман – не только вера и идентичность. Это политический проект, который налаживает социальную жизнь, отношение к государству», – говорит директор Центра обучения правам человека и мониторинга (EMC) Тамта Микеладзе.

Журналист BBC Оник Крикорян считает, что самая главная проблема – поверхностное восприятие проблемы радикализма и недостаточное исследование: «Неправительственные организации должны серьезнее подойти к вопросу. Должны разработать определенную стратегию, основанную на правах человека, равноправии и, как минимум, предложить государству дискуссию. Это невозможно сделать чужими руками. Очень важно участие в процессе представителей самой мусульманской общины».
«Так оценивать работу государства совершенно неадекватно. Желательно, чтобы вы сказали о конкретных фактах и мы расскажем о том, как агентство по вопросам религий отреагировало по каждому из них. Мероприятия, которые нужно провести, носят комплексный характер, включают в себя в основном экономические, культурные и образовательные вопросы. Каждая рекомендация разрабатывается с учетом исторического опыта и общечеловеческих ценностей, на основе профессионального исследования и научного анализа, при совместном участии квалифицированных экспертов и ученых», – отношение государства к вопросу радикализации объясняет председатель государственного агентства по религиозным делам Заза Вашакмадзе.
Антивирус – образование
В результате и эксперты, и публичные служащие согласны с тем, что самым сильным оружием против агрессивной пропаганды является образование. А в процессе образования очень важна роль СМИ, как медиатора. В образовательный процесс можно включить интеллектуально-развлекательные программы, мультфильмы, комиксы и др.
По мнению Оника Крикоряня, нужно идентифицировать, какая образовательная программа больше всего влияет на радикализм и рекрутирование. «Нужно установить, какую внеклассную деятельность можно использовать для превенции насильственного экстремизма (имеются в виду спорт, школьные клубы, театр, музыка и т.д.). Главное, чтобы правительство поощряло и развивало свободное пространство, где мусульманская община, гражданское общество, организации вместе будут обсуждать решение проблемы».
Согласно информации государственного агентства по религиозным делам, государство планирует превенцию радикализма комплексными мероприятиями.
«Наряду с образовательными проектами в Панкисском ущелье планируются осуществление культурных и социальных проектов, проведение вместе с разными организациями гуманитарных, культурных и образовательных мероприятий, которые будут подчеркивать особое внимание государства к ущелью», – разъясняет председатель агентства Заза Вашакмадзе.

Автор материала Лука Пертая

29.09.2015
О проекте

Целью проекта women4peace.net является формирование группы женщин — специалистов и журналистов, которые смогут готовить сбалансированные, качественные материалы о проблемах женщин, гендерном равенстве, осуществлении Резолюции СБ ООН 1325 и других проблемах, связанных с этими темами, тем самым подавая пример более широким журналистским кругам.