Беларусь: жизнь в политическом заключении

Холодные карцеры и долгое пребывание в одиночных камерах для тех, кто не подчиняется режиму Лукашенко.

Для бывшей политзаключенной Натальи Херше – это маленькие радости, которыми она наслаждается после освобождения из 17-месячного заключения в белорусской тюрьме.

«Наконец, я могу принять горячую ванну, съесть утром круассан с кофе, – рассказала она IWPR. – Я могу держать руки под горячей водой столько, сколько захочу, могу почувствоватьзапах апельсина».

Херше, 51-летняя гражданка двух стран – Беларуси и Швейцарии. Она была задержана в Минске в сентябре 2020 года во время протестов, последовавших за спорным переизбранием президента Александра Лукашенко.

Женщину приговорили к двум с половиной годам тюремного заключения за оказание сопротивления при аресте – отбиваясь, она стянула балаклаву с лица 22-летнего сотрудника ОМОНа Сергея Кончика, пытавшегося ее задержать.

«Я не нарушала закон и не жалею, что протестовала против диктатуры и фальсификации выборов».

Сейчас, вернувшись в свой дом в Цюрихе после вмешательства швейцарских дипломатов, добившихся ее досрочного освобождения, Наталья вспоминает о суровых условиях в тюрьме – условиях жизни одного из более чем 1 000 политзаключенных Беларуси.

«Невозможно было отдыхать из-за ледяного холода по ночам, у меня мерзли ноги. Каждые полчаса я вставала с холодной койки и импровизировала пробежку. Это был мой способ согреться», — говорит женщина.

По словам Херше, заключенным в тюрьме Жодино разрешалось принимать один 15-минутный душ в неделю, они должны были спрашивать разрешения у охранников, чтобы помыть голову, и в качестве наказания им отказывали в средствах личной гигиены.

Фото: Наталья Херше, 51-летняя гражданка Беларуси и Швейцарии, была задержана в Минске в сентябре 2020 года во время протестов, последовавших за спорным переизбранием президента Александра Лукашенко. Она была приговорена к двум с половиной годам тюремного заключения за оказание сопротивления при задержании и освобождена в феврале 2022 года. Фото предоставлено Натальей Херше

«Они запирали меня в одиночной камере каждый раз, когда на тюремной фабрике я отказывалась шить форму для ОМОНа. Я предлагала им шить что-то другое, выполнять другую работу – готовить, чистить туалеты, но для них было принципиально важно заставить меня шить эту форму. Для меня же не делать этого было делом чести».

В общей сложности более шести месяцев своего заключения Херше провела в карцере, где условия были еще более суровыми.

«В белорусской женской исправительной колонии женщин могут посадить в одиночную камеру за что угодно, там нет никаких установленных правил, – продолжает она. – Нет закона. Они могут изолировать тебя на несколько дней, даже за то, что надеваешь юбку под платье, когда холодно. Они поднимут платье, проверят тебя и накажут за это, как поступили со мной. Жизнь там – это постоянный стресс».

В одиночную камеру Херше разрешили взять с собой только зубную щетку, мыло, зубную пасту, маленькое тонкое полотенце и туалетную бумагу. Там не было ни подушки, ни одеяла, и ей велели спать на голой деревянной койке.

В одиночке заключенным также не разрешалось ничего, чтобы скоротать время, включая чтение. Херше описала, чем она пыталась себя занять. 

«В разное время свет из окна в моей камере определенным образом освещал облупившиеся стены. На стенах были трещины разных цветов. Я представляла, что это абстрактные картины, и пыталась найти в этом смысл, сюжет».

Когда из-за длительного нахождения в холоде и сырости Наталье понадобилась срочная медицинская помощь, тюремное руководство вывело ее во двор и заперло в клетке, где она должна была ждать врача.

«Я сказала им, что, раз вы обращаетесь со мной как с животным, я лягу на землю, как животное в зоопарке, и так и сделала», — говорит Наталья. После осмотра врача администрация тюрьмы продлила срок ее содержания в одиночной камере.

Когда Херше не сидела в карцере, она вместе с другими политзаключенными рисовала портреты.

Среди заключенных была чемпионка мира по баскетболу Елена Левченко, журналистка телеканала «Белсат» Катерина Андреева, осужденная на два года. Я помню, как ее завели в нашу камеру – как преступницу, с заломленной за спину левой рукой».

Херше трижды давали возможность обратиться к Лукашенко с просьбой о помиловании, но каждый раз она отказывалась.

«Для меня это было бы предательством, — говорит Наталья. – Я не нарушала закон и не жалею, что протестовала против диктатуры и фальсификации выборов».

В конце концов, власти перевели ее в мужскую тюрьму в Могилеве, где в январе этого года она в знак протеста против лишения права писать и получать письма объявила десятидневную голодовку.

Херше была освобождена после того, как Кристина Хонеггер-Золотухин, новый посол Швейцарской Конфедерации, в феврале прибыла в Минск, чтобы вручить верительные грамоты президенту Беларуси.

После встречи Золотухин с министром иностранных дел Владимиром Макеем Наталье Херше было разрешено вернуться в Цюрих.

Сама Херше заявила, что, хотя ценит усилия швейцарских дипломатов по ее освобождению, она выступает против фактического признания режима Лукашенко.

Швейцария поддерживает более дружеские отношения с Беларусью, чем многие другие европейские страны.

В феврале 2020 года тогдашний глава департамента иностранных дел Иньяцио Кассис, приехав в Минск, чтобы открыть там первое посольство страны, встретился с Александром Лукашенко. В январе этого года, когда Кассис победил на президентских выборах в Швейцарии, Лукашенко поздравил его с победой.

«Я благодарна за то, что меня освободили, – говорит Херше. – Но я против признания диктатуры в Беларуси».

***

Статья подготовлена IWPR ​​для специального выпуска посвященного к международному женскому дню в рамках проекта «Amplify, Verify, Engage», который осуществляется при финансовой поддержке министерства иностранных дел Норвегии.

Перепечатанно с Belarus: Life as a Political Prisoner

Будьте на связи, общайтесь с нами!

spot_imgspot_img

Статьи по теме

spot_img

Будьте с нами на связи

1,446ФанатыМне нравится
3,321ЧитателиЧитать
0ПодписчикиПодписаться

Новые статьи