Разбивая невидимые барьеры в Гагаузии

Как мечта девушки стать полицейским подняла планку гендерного равенства в консервативном регионе Молдовы.

В детстве Наталья Новачлы зачитывалась детективными историями и часами пыталась вычислить злодеев. Она мечтала поступить на службу в полицию – почти неслыханное стремление для девочки, выросшей в Гагаузии, регионе на юге Молдовы.

Однако в возрасте 26 лет, окончив университет по специальности «история и право», она стала первой женщиной-полицейским в своем районе. Это открыло ей путь к достижениям, которые подняли планку гендерного равенства в глубоко консервативном регионе.

Новачлы, которой сейчас 62 года, в итоге дослужилась до звания подполковника. Десять лет назад она ушла из полиции и стала первой – и на протяжении десяти лет единственной – женщиной в своем участке. После выхода на пенсию она была назначена председателем городского совета Чадыр-Лунги, став первой женщиной на этом посту.

Хотя с 2015 года башканом (главой) Гагаузии является женщина, Ирина Влах, патриархальные гендерные стереотипы препятствуют участию женщин в политике. В местном собрании, состоящем из 35 депутатов, всего две женщины.

«Мужчинам легче участвовать в выборах, потому что у них больше друзей и знакомых. Они вместе ходят в баню, пьют пиво. Женщины этого не делают, они так не общаются», сказала Новачлы в интервью IWPR.

В регионе в основном проживают гагаузы, второе по численности меньшинство в Молдове после украинцев. Культура народа, насчитывающего около 150 тысяч человек, уникальна: это этнические тюрки-христиане, говорящие по-русски в преимущественно румыноязычной стране.

Гагаузия – единственная автономная территория Молдовы. В январе 1906 года гагаузы предприняли короткую попытку провозгласить независимость; тогда была образована самопровозглашенная Комратская республика. Она просуществовала всего шесть дней. В августе 1990 года гагаузы попытались провозгласить независимость после того, как Молдова объявила о своем суверенитете от Советского Союза. Попытка провалилась, но в 1994 году парламент Молдовы принял закон о создании Автономного территориального образования Гагаузия.

Новачлы вспоминает, как в 1985 году впервые стала участковым по делам несовершеннолетних. Прошло десять лет, прежде чем в региональной полиции появилась еще одна женщина.

«Мне присвоили звание лейтенанта, поскольку у меня было высшее образование. Когда я начинала работать, мне выдали погоны, и я решила самостоятельно пришить их к своей форме. Я сделала это неправильно, и когда пришла на работу, мои коллеги очень смеялись», вспоминает она.

Наталья рассказала, что за 26 лет службы ей довелось повидать много неприятных вещей.

«Я боялась увидеть труп, но когда мы выехали на место моего первого дела, то увидела, что мужчины боятся еще больше. Мы вошли в дом, хозяин которого был найден соседями мертвым. Он умер больше недели назад. Рядом с ним сидела кошка. Она была голодная и отгрызла ему уши и нос. Это было ужасно», вспоминает Наталья.

Однако самой сложной задачей для нее всегда было сообщение людям о смерти их близких.

«Когда я еду по дороге и вижу кресты, то вспоминаю все автомобильные аварии. Был случай, когда в автокатастрофе погибли три человека, а один выжил. Я позвонила родственникам и сообщила им трагическую новость. Я описала, во что были одеты ребята, и оказалось, что незадолго до аварии они поменялись куртками. Мальчик, которого мать считала мертвым, оказался живым, и его отвезли в больницу, и наоборот».

Верность своим принципам создавала Наталье и проблемы на протяжении ее карьеры.

«У нас был хороший начальник, но его уволили, [и] когда меня попросили дать показания против него, я отказалась. Из-за этого я потеряла хорошую должность и была понижена в звании – с майора до лейтенанта. По сути, это понижение на два звания. Но в конце концов справедливость восторжествовала, и через два года мне присвоили звание майора», вспоминает она.

В то время, когда распавшийся Советский Союз и новая независимая Молдова переживали смуту, Гагаузия провозгласила самоуправление. Осенним днем в ноябре 1992 года Наталья вместе с коллегой направлялась в одно из сел, чтобы проследить за ходом дела. По дороге их остановила черная «Волга» – советский автомобиль представительского класса – с госномерами.

«Водитель сказал, что они едут в Чадыр-Лунгу на переговоры, и попросил нас помочь благополучно доехать. Я согласилась помочь и села на переднее сиденье. Я не смотрела, кто сидел на заднем сиденье. На блокпосту люди с автоматами узнали меня. Я была в своей форме. Они были не очень дружелюбны, но пропустили нас. Делегация благополучно добралась до города», говорит Новачлы.

Через несколько дней начальник сообщил Наталье, что ее хочет видеть премьер-министр Молдовы Андрей Сангели. Как оказалось, именно он сидел на заднем сиденье.

«Он поблагодарил меня за помощь… спросил, есть ли у меня семья, нужен ли мне дом. Я сказала, что замужем и у меня двое детей, но мы все еще живем в доме, предоставленном моей службой. Правительство решило зачислить на мой счет деньги из резервного фонда, и я купила собственный дом, и до сих пор в нем живу. Он стоил 15 000 долларов», говорит она.

В 2011 году Новачлы вышла на пенсию, и ей предложили баллотироваться в городской совет. С тех пор она переизбиралась три раза. В 2015 году она стала первой женщиной-председателем совета. Эту должность она занимает до сих пор.

«Первые четыре года были трудными, но теперь я знаю всю работу», говорит она, добавляя: «Я всегда была дисциплинированной. Я ни разу не пропустила заседание совета».

Автор статьи Петр Гарчу, контрибьютор IWPR в Молдове.

Статья подготовлена IWPR ​​в рамках проекта «Amplify, Verify, Engage», который осуществляется при финансовой поддержке министерства иностранных дел Норвегии.

Перепечатано с Разбивая невидимые барьеры в Гагаузии.

Будьте на связи, общайтесь с нами!

spot_imgspot_img

Статьи по теме

spot_img

Будьте с нами на связи

1,446ФанатыМне нравится
3,584ЧитателиЧитать
0ПодписчикиПодписаться

Новые статьи