Интервью с создателем документального фильма: о каком будущем мечтают грузинские девочки?
Мосты мира

Интервью с создателем документального фильма: о каком будущем мечтают грузинские девочки?

Какая роль у женщин Грузии будет через 5 лет? На связанные с этим вопросы отвечает Диана Петриашвили, веб редактор организации «Go Group Media». Интервью подготовлено в рамках время всемирной акции «16 дней активных действий против насилия в отношении женщин».
Несколько лет назад «Go Group Media» подготовила документальный фильм «Girls Have Their Say». В нем журналисты беседуют с 4-мя девочками из разных регионов страны, живущими в схожей социально-экономической обстановке. Диана Петриашвили, учувствовавшая в создании этого фильма, поделилась своими впечатлениями и наблюдениями, о том, какой будет роль женщины в Грузии в будущем, о взглядах девочек на домашнее насилие, равноправие, права женщин, образование и семью.
– Меняются ли патриархальные устои в грузинском обществе?
Д. П. – Несомненно, меняются. Понемногу приходит понимание того, что есть «как бы насилие», домашнее насилие против женщин в частности. Раньше этого не было вообще и я очень хорошо помню, как каких-то 7 лет назад я работала журналистом, и считалось в порядке вещей, когда полиция не реагировала на вызовы, когда речь шла о том, что муж бьет жену. Естественно, эта ситуация меняется и есть шаги к лучшему. Но с другой стороны, сейчас в Грузии мы наблюдаем всплеск насилия против женщин.
– Что, по вашему мнению, влияет на столь высокий уровень домашнего насилия в наши дни?
Д. П. – Фактором является патриархат, патриархальный уклад общества, недостаточное уважение к женщине. Уклад, который позволяет многое, который подчиняет женщину. Который приучает девушек с раннего возраста к мысли, что их предназначение только в том, что бы прислуживать мужчине. В моем понимании, статистика свидетельствует и о том, что, с одной стороны, женщины стараются поднимать голову, говорить о своих правах, начинают думать о них и их осознавать. С другой же стороны, у нас много мужчин, к которым это понимание еще не пришло и не известно придет ли вообще. И они живут по старому, поклоняясь своим личным «традиционным» канонам.
Я считаю, что надо много работать с этой темой. Не очень разбираюсь в законодательстве, но мне кажется, что нужны очень жесткие меры, направленные против гендерной дискриминации. Не только против самого насилия, но и именно гендерной дискриминации. Это должно караться более строго. И пути к решению этих вопросов, должны быть комплексными. С одной стороны, надо работать с менталитетом, надо порицать, наказывать  дискриминацию, надо поднимать женщину в глазах общества, с большим уважением относиться к женскому труду и я сторонник того, чтобы женщины все больше и больше занимали руководящие должности.
– Как родилась идея фильма о 4 молодых девушках Грузии и их взглядах на жизнь? О чем этот фильм?
Д. П. – Идея снять девушек не пришла внезапно. Мы вообще всегда стараемся, чтобы прозвучало мнение тех людей, которым традиционные медиа источники – газеты, журналы, выпуски новостей и т.д. – уделяют мало внимания. Мы стараемся дать трибуну тем, кто не имеет возможности громко о себе говорить. Поэтому, мы знаем, какая в Грузии ситуация с точки зрения гендерного равноправия. Мы хотели это показать, к тому же, мы хотели выбрать женщин помоложе, по двум причинам. Во первых, мы хотели немного заглянуть вперед и предположить, какой будет роль женщины через 5 лет, когда эти девушки вырастут и станут взрослыми женщинами. Во вторых, мы хотели дать голос тем представителям общества, чьим мнением и так пренебрегают. Ведь молодые девушки – это еще даже и не женщины, и к их мнению прислушиваются куда меньше, чем к женскому.
Мы выбрали четырех случайных девушек из разных регионов Грузии. Девочки примерно одного возраста, но мамы у них разные. Например, у одной из девушек очень активная мама, которая возглавляет НПО. Она  женщина лидер в своем регионе, но даже она допускает много стереотипных моментов в воспитании своей дочери. А есть мама в регионе Самегрело – она  обычная крестьянка. Разница между восприятием социальных вопросов у этих мам – в фильме очевидная.
– Так как же молодые девушки относятся к равноправию полов и как его понимают?
Д. П. – В отношении гендерного равноправия, двоякая ситуация: все девочки говорят, что этого хотят, будут стремиться к этому в семье, но с другой стороны, они все еще зажаты в рамках патриархата и пока не готовы к радикальным переменам в привычном укладе жизни, по крайней мере в этом возрасте, в котором мы их снимали. Опять же, это происходит потому, что они очень глубоко впитали вещи, к которым их приучали. Там есть одна девушка, которая говорит: «я бы хотела, чтобы мой муж работал вместе со мной». Тема там шла о ревности больше, чем о занятости. Так как, если она будет ходить куда-то самостоятельно, то муж дома будет ее ревновать. Получается, она будет самостоятельна, но будет работать с мужем, т.е. само понимание самостоятельности у девочек пока расплывчато. Они часто видят себя зависимыми от мужчин, и никак по-другому жизни не представляют.
Есть вещи, конечно, с которыми эти девушки не согласны, например, они все хотят, чтобы у них тоже были права наравне с мужчинами, они хотят работать и зарабатывать, управлять, принимать решения и т.д. С другой стороны, они a‘priori свыклись мыслью, о том, что мужчина всегда главный. Это ярко видно на примере девушки из Ниноцминда, которая говорит что, «ну а зачем дочку рожают в семье, для того, чтобы она потом ухаживала за родителями». Т.е. у сына одна функция, а у дочки другая и она сама себя видит в качестве будущей сиделки для своих родителей.
Момент, который меня очень удивил, когда девушка, собираясь жить со своим братом при поступлении в ВУЗ, планировала свой график так, чтобы в первую очередь придти домой и готовить кушать для своего брата, не смотря на то, что брат старше ее. Поэтому, с одной стороны девочки хотят быть активными в будущем и они надеются, что их жизнь сложится более оптимальным образом, чем жизнь их матерей, но с другой стороны, они как губка впитывают все стереотипы нашего общества.
– Все же, стремятся ли девочки к образованию, или же предпочитают роль жены, матери и домохозяйки?
Д. П. – Говоря конкретно о тех девушках, которые участвовали в ролике – все они говорили о будущих планах поступать в ВУЗ, о карьерных планах, хотя все примиряли на себе женские профессии, никто из них не сказала, что хочет стать математиком, например. Вообще, по всей Грузии в ВУЗах  всегда больше женщин и поступаемость абитуриентов женского пола тоже выше, и в старших классах девушки тоже учатся лучше чем парни. Проблема в том, что хоть девушки хорошо учатся в школе, блестяще поступают в ВУЗы и с отличием заканчивают, потом все же на высших постах мы видим только мужчин.
Думаю, это связанно с тем, что девочки создают семью и потом им очень трудно тянуть одновременно все на себе. Двойные, тройные нагрузки. Работают на работе, приходят и работают дома и опять же, распределение этих обязанностей дома абсолютно не справедливое, на 80-90% все на женских плечах. Это и есть проблема распределения ответственности. К тому же, у нас отсутствует нормальная инфраструктура  для детей дошкольного возраста, детские сады в плачевном состоянии.
Все это вызвано тем, что в Грузии в сфере управления очень мало женщин, и очень большой дефицит женщин в сферах принятия решений. Если бы их было больше, тогда социальным вопросам уделялось бы больше внимания. Мне кажется, что когда идет разбавление женским полом в том же парламенте, с большей охотой обсуждались бы социальные вопросы, чем обсуждаются сейчас. До тех пор, пока воспитание детей считается женской сферой, а женщины этим интересуются из кухни, не будет у нас положительных сдвигов и хороших реформ. Наверное, что-то меняется, но очень медленно. С некоторым оптимизмом смотрю на будущее, смотрю на свою маленькую дочку и говорю, что если даже не она, то ее дочь будет жить нормально, т.е. сдвиги пока слишком маленькие, но все же есть.
– Чем отличается взгляд на роль женщины в городе и провинции?
Д. П. – Мы сознательно избегали съемок в Тбилиси, потому что в столице уклад жизни более выгодный для женщины, чем в регионах. Конечно же, развитие тбилисской молодежи пошло дальше от провинциальной молодежи, потому что, из Тбилиси больше выходов, сюда направлен большой приток европейской культуры, люди отсюда больше путешествуют. Поэтому, в столице жизнь на много отличается от регионов, хотя и у тбилисцев  глубоко сидит этот патриархальный уклад жизни.
– Как влияют традиции на современное общество Грузии?
Д. П. – Традиционный уклад, конечно, меняется, потому что, никуда не убежишь от современных тенденций, но это очень болезненно. Есть такое понятие мерцающие традиции. Это означает, что традиционный уклад вроде бы предполагает, чтобы женщина сидела дома, ухаживала за детьми, хранила очаг, а мужчина работал и обеспечивал семью, но когда возникает необходимость, тогда даже из самой традиционной, патриархальной семьи женщины едут на заработки в Турцию, Грецию и т.д. То есть традиции затухают в этом месте и мирятся с обстоятельствами. Когда патриархату выгодно, он прикрывает глаза на традиции.
Что касается наших героинь, то меня абсолютно потрясло интервью с девушкой из Самегрело, которую я спросила, как она относится к сексу до брака. И она ответила, что наслышана, о том, что в Тбилиси секс до брака необходим, а у них в деревне с этим намного легче, так как парень во время  женитьбы вполне может быть девственником. Т.е. она вообще не рассматривает возможности для девушки вступить в брак не девственницей. Этот момент меня абсолютно потряс до глубины души. Потому что, не смотря на всю глобализацию и на то, что происходит в том же Тбилиси, на то, что появился интернет и все дети и в деревнях сидят в нем, архаичные нормы морали и поведения остались непоколебимыми.
Посмотреть фильм «Девочкам есть что сказать»:

Регина Егорова-Аскерова

28.11.2014
О проекте

Целью проекта women4peace.net является формирование группы женщин — специалистов и журналистов, которые смогут готовить сбалансированные, качественные материалы о проблемах женщин, гендерном равенстве, осуществлении Резолюции СБ ООН 1325 и других проблемах, связанных с этими темами, тем самым подавая пример более широким журналистским кругам.