Знай свои права

Женщины, проживающие в селе, не могут участвовать в принятии решений

Галина Кобахидзе с внучкой.
Галина Кобахидзе с внуком.

47-летняя Галина Кобахидзе живет неподалеку от разделительной линии в селе Ахалубани.  Летом она уже не может часто выходить со своими внуками на прогулки. По ее словам, факты задержания людей со стороны российских военнослужащих приняли систематический характер.

Поэтому, из соображений безопасности, она предпочитает оставаться с детьми дома. В отличие от прошлого года, люди старшего возраста воздерживаются от того, чтобы ходить в леса и поля, если не считать исключительных случаев, когда они вынуждены собирать у разделительной полосы хворост, джонджоли или грибы.

Подобной работой занимаются, в основном, мужчины, в то время как женщины носят воду. Помимо конфликтной обстановки, в Ахалубани самой актуальной проблемой является питьевая вода. Женщинам приходится идти пешком несколько километров для того, чтобы дойти до источника и наполнить емкости водой, поскольку из кранов, установленных во дворах, вода идет по графику –  раз в два дня.

Питьевую воду приходится носить женщинам
Питьевую воду приходится носить женщинам

Во время беседы о существующих в селе проблемах, жители указывают на необходимость создания медицинского учреждения. В отличие от других сел региона, в Ахалубани нет даже амбулатории и для того, чтобы посетить врача, местным пацПросмотреть изменения (откроется в новой вкладке)иентам приходится приезжать в город очень рано, чтобы занять очередь в медучреждение и вовремя вернуться обратно.

На фоне существующей в селе реальной картины, сумма, предусмотренная по программе поддержки села, которая в этом году равна 15 000 лари, предназначена для завершения ритуального дома и устройства наружного освещения. На общем собрании, на котором обсуждался этот вопрос, большинство из опрошенных жительниц села, не присутствовали.

Галина Кобахидзе: « В селе нет ничего. Никакого развлекательного сквера, даже в детский сад принимают не всех детей, поскольку количество мест ограничено. Поэтому мы вынуждены держать малышей взаперти и вне дома у них нет места для отдыха. Для нас также важен вопрос функционирования в селе амбулатории. Есть свободные территории, на которых можно обустроить необходимые для села объекты. Я, к сожалению, не могу присутствовать на сельских собраниях. В большей степени из-за того, что я женщина и занята домашними делами. Должны решать мужчины, им лучше знать, что нужно местному населению. Говорят, что нам построят амбулаторию, но пока ничего не видно. Большая часть населения не трудоустроена, и они смогут хотя бы участвовать в строительных работах. У меня болит сердце, когда я выхожу на улицу и вижу, что молодежь все время проводит на «бирже» и именно здесь идут разговоры о том, что нужно селу. Естественно, женщины не станут стоят здесь и говорить о том, что их беспокоит. Мы не сможем сказать об этом и на сельском собрании, кто нас спрашивает. Как решат мужчины, так и будет. Что поделать это наша традиция и если женщина начинает проявлять активность в таких делах, ее называют «интриганкой» и никто не хочет создавать себе проблем».

Нелли Абалаки:  «В селе необходима амбулатория. Газ, наверно, уже проводят –  мы видим как прокладывают трубы, для оросительной воды тоже была выкопана траншея. Мы редко видим в нашем селе представителей власти. Но даже когда они приходят, я не могу понять, что и когда планируется.  Мои дети работают и я не хочу, чтобы из-за моей активности у них возникли проблемы.  Если нужно, то для встречи с ними на сельское собрание пойдут мои дети и супруг. У женщин другая функция  семье, особенно у тех, кто живет в селе.  Я думаю, главной проблемой для женщин является то, что питьевая вода подается по графику, но нам никто не говорит о том , когда эта проблема будет решена».

В селе почти все знают о потребностях женщин, однако мужчины, в первую очередь, акцент делают на молодежь и говорят, что поддержка сначала нужна молодому поколению для того, чтобы село не опустело и в нем не остались только старики.

Иванэ Татиашвили:  «Молодежь, в основном, все время распивает пиво, но мы не можем их обвинять, потому что им больше нечем заняться. Здесь нет «клуба» и театра. Я всегда хожу на сельские собрания, чтобы послушать  мнения своих односельчан. Некоторые просят решить вопрос оросительной воды, поскольку земельные участки не орошались уже несколько лет. Насколько я знаю, работы уже начаты.  Газ тоже проводят бесплатно. У нас в селе уже должен был быть природный газ, но нам неизвестно почему этот процесс был затянут. Люди в нашем селе очень нуждаются.  Тот, у кого пустые карманы не может ничего сделать.  Как нам сказали, в этом году  нашему селу выделено 15 тысяч лари.  Хотя я точно не могу вам сказать, на что они должны быть потрачены. Мы видим, что по тем вопросам, которые мы поднимали, не делается ничего.  Наверно когда деньги уже будут перечислены, мы вновь соберемся и  еще раз все обсудим.  Лично я поставлю вопрос ритуального дома.  Когда случается горе или радостное событие  мы едем в Гори и отмечаем это там.  Было бы хорошо, если и в нашем селе будет подходящее для этого здание».

Основной проблемой в селе, находящемся у разделительной полосы, все-же называют безопасность. По словам местных жителей,  из-за страха они воздерживаются от того, чтобы вечером выходить из дома.  Жители Ахалубани требуют ужесточения в селе мер безопасности.
Шалва Татиашвили: «Мы не можем выводить скот на пастбища, потому что постоянно кого-то задерживают и переводят в тюрьму в Цхинвали. Так не может продолжаться.  Мы должны либо помириться, либо точно определить, куда нам можно ходить, а куда конкретно запрещено. Люди находятся в замешательстве. Мы не можем и на несколько метров отойти от дома и всегда находимся в ожидании того, что не сегодня так завтра кого-то из села увезут. Мы точно не знаем, как и что происходит – они сами приходят в наше село или наше население переходит на оккупированную территорию.  Нет и никаких опознавательных знаков, мы знаем только то, что в лесу поставили камеры видеонаблюдения».

В администрации Горийского муниципалитета говорят, что активность населения на сельских собрания, в целом, является низкой.  Руководитель службы развития экономики и инфраструктуры Звиад Анесашвили  детально рассказал об осуществленных и текущих работах в Ахалубани:
«Как и в других селах, в Ахалубани, естественно, состоялось сельское собрание, на котором присутствовали представители старшего поколения и молодежи. Для нас было главным, чтобы население выделило проблемные вопросы, а мы бы провели консультации о том, на что можно потратить выделенные для села средства. Чтобы не повторилось, то, что происходило в прошлые годы, когда начатое дело останавливалось из-за нехватки средств или когда представлялись такие проекты, которые невозможно было бы осуществить с имеющимися ресурсами. Наша обязанность заключается именно в том, чтобы помочь населению определить направления. Мы объясняли, какие из перечисленных идей были возможными и выполнимыми.  Относительно Ахалубани я скажу вам, что мы договорились о проведении наружного освещения. Это произошло на  фоне того, что в селе нет урн для мусора и вывоз мусора из села не осуществляется.  Мы посоветовали им, что можно было  закупить урны, но мы не можем пойти против воли людей и в этом селе, выделенная для села сумма, будет потрачена на выбранный ими приоритет».

Как поясняют в администрации, они заранее оповестили население о дате проведения собрания. Однако придти с ними на встречу смогли лишь несколько человек. Поэтому специалистам, для того, чтобы увидеть реальную картину и сообщить  населению об итогах собрания, пришлось обходить дома.

Автор Нино Чибчиури

03.08.2015
О проекте

Целью проекта women4peace.net является формирование группы женщин — специалистов и журналистов, которые смогут готовить сбалансированные, качественные материалы о проблемах женщин, гендерном равенстве, осуществлении Резолюции СБ ООН 1325 и других проблемах, связанных с этими темами, тем самым подавая пример более широким журналистским кругам.