«Неженское дело»: почему абхазская политика закрыта для женщин

Как только речь заходит о политике, не многие решаются строить свою карьеру в этой области. Причин несколько, одна из главных – неприятие традиционного общества к женщине-политику и существующие стереотипы.

О том, какой будет активность женщин на предстоящих парламентских выборах в Абхазии, мы поговорили с директором программ благотворительного фонда «Асаркьа» Еленой Кувичко. 

— По итогам выборов в органы местного самоуправления в этом году, большинство избранных депутатов – мужчины и всего 16 женщин. Женщины в Абхазии все реже избираются на руководящие должности и участвуют в принятии решений. Как вы думаете, почему женщин мало представлено во власти Абхазии? 

— Я бы хотела отметить, что речь идет не только об органах местного самоуправления. В парламенте второй созыв подряд депутатом становится одна женщина. Это тревожная ситуация, потому что население Абхазии больше, чем на половину состоит из женщин. И когда они не имеют полноценного представительства в органах местного самоуправления, это сильно сказывается на принятии качества и того, какие решения принимаются. Точка зрения разных групп населения на какие-то проблемы может отличаться. Это касается мужчин, женщин, людей разного возраста. На одну и туже ситуацию разные люди смотрят по-разному, поэтому важно, чтобы были, если мы говорим о женщинах, в первую очередь, женщины, не менее 35-40% в каждом из выборных органах власти. Почему это происходит? В последнее время доверие и авторитет выборных органов власти в обществе сильно упал. Сама процедура выборов несовершенна и позволяет выигрывать эту гонку не самым подходящим людям для этой должности. Нет достаточных критериев отбора людей, которые могут туда попасть. В Верховном совете, в первом парламенте, который называют «золотым», люди, которые туда попали, обладали прекрасным образованием, опытом работы, стратегическим видением. К сожалению, люди, которые баллотируются и попадают сейчас, они этих качеств часто лишены. Поэтому репутация органов местного самоуправления, парламента в обществе падает. Возможно, это тоже одна из причин. Когда мы обсуждали в разных группах с молодежью, с представителями общественных организаций, почему такая ситуация складывается, общее мнение такое, что женщины более трезво оценивают степень ответственности, которую эта позиция предполагает, что за свои решения нужно нести ответственность и понимают, какой это объем работы.  В последнее время мы наблюдаем, что борьба за кресла не всегда происходит открыто, игра идет в правовом поле. Женщина никогда себе не позволит какие-то грубые высказывания в адрес своего оппонента или физическую угрозу, а мы, к сожалению, все ближе к этому полю находимся. Я думаю, что это одна из причин, почему у нас женщин так мало в выборных структурах. 

— Какие шаги необходимо предпринять для расширения прав женщин? Некоторые эксперты считают, что если Абхазия перейдет к смешанной системе, пропорционально-мажоритарной, то это позволит политическим партиям участвовать в выборах, и это позволит ввести систему квотирования по гендерному принципу. Это улучшит ситуацию для женщин?

— Если будет принят полноценный закон, который будет работать, то квотирование, возможно, выход, как переходный период. Мне бы хотелось, чтобы само качество выборного процесса и участников выборного процесса повышалось. Политический процесс у нас все чаще выходит из рамок правового поля, как идет конкурентная борьба, как люди выигрывают эту борьбу с помощью методов не совсем честных. Квотирование – это хорошо, но к этому должны прилагаться дополнительные механизмы. Может быть Школа молодых политиков, чтобы более взрослое поколение передавало свой опыт. Это Нателла Акаба, Сергей Шамба и другие. Вообще, нужно осознать эту проблему и больше обсуждать, чтобы понимать, насколько это важно, чтобы твое население в полной мере участвовало в процессе принятия решений. От этого в конечном итоге выиграют все. Но у многих женщин нет полного понимания, насколько важно их участие, многие считают, что это не их дело. Необходимо поощрять молодежь обсуждать эту тему, говорить в обществе чаще на эту тему, показывать, в том числе и журналистам, насколько важно полноценное участие большей части населения в политическом процессе и в процессе принятия решений. Может быть вести факультативы в школах, курс молодых политиков в университете. Должны быть механизмы, которые позволяют выбрать лучших из лучших для нашего общества, чтобы проходили те, которые будут понимать, что они делают, для чего они делают, для своей страны. Мне кажется, что среди девушек, если мы посмотрим на студентов, таких людей больше в процентном соотношении, чем мальчиков. Хотелось бы понять, куда деваются эти девочки. Хотелось бы, чтобы не было дискриминационной политики при приеме на работу в некоторые учреждения, когда думают: «Молодая девочка, выйдет замуж, уйдет в декрет». При приеме на работу в разные учреждения можно ввести квотирование, чтобы кадры подбирали исходя из профессиональных качеств, а не по гендерному признаку. Должна быть стратегия и государственная политика, которая должна быть выработана с учетом общественного мнения. 

— В марте 2022 года пройдут выборы в парламент Абхазии, на Ваш взгляд, ситуация изменится? Будут ли баллотироваться представители гражданского общества?

— Поскольку ситуация в целом не изменилась с прошлых выборов, не изменилась политическая система, маловероятно, что будут какие-то сильные отличия от предыдущих выборов. С другой стороны, мне приходится общаться и работать с молодежью, которой 25-27 лет, я вижу отличия от тех, кому 30 лет. Больше понимание важности образования, компетентности. Есть надежда, что появятся молодые люди, с более профессиональным подходом и пониманием, что нужны изменения, реформирование самой системы. Что касается участия гражданского общества, мне сложно сказать. Лично у меня другие планы неполитического характера. Но я надеюсь, что кто-то из моих коллег будет участвовать. Сейчас мозги сконцентрированы в общественном секторе. Очень много людей в гражданском секторе, которые создают интеллектуальный продукт: исследования, предложения. И если сравнить с государственными институтами, то гражданский сектор, мне кажется, что более продуктивен. Это говорит о том, что там сконцентрирован большой интеллектуальный потенциал. Хотелось бы, чтобы он был задействован. Но я не уверена, что будут баллотироваться, потому что сама ситуация не очень к этому располагает. В таких конкурентах условиях, которые сейчас созданы, это маловероятно.       

— В экономической и общественной сфере, в бизнесе женщины намного активнее, чем мужчины. Гражданское общество Абхазии на 70% состоит из женщин. Почему сложилась такая традиция? И вообще бытует мнение, что политика – не женское дело. Как разрушить стереотипы, существующие в обществе в отношении женщин?

— Ответ очевиден, потому что в бизнесе, в гражданском секторе конкуренция происходит за счет интеллекта. Я не могу сказать, что у нас женщины пассивные. Просто они более трезво оценивают свои шансы на успех. Там, где они видят, что могут реализоваться, состояться за счет своих мозгов, своих идей, вот они и реализуются, это бизнес, это гражданский сектор. Что касается политики, у нас в культуре, считается негативным, если о женщине много говорят или обсуждают в обществе. А политик – это публичная фигура, когда ты идешь в политику, вытряхиваются все скелеты из твоего шкафа, даже те, которых там нет. Твои оппоненты используют любые инструменты, чтобы тебя дискредитировать и это никак не наказывается. Анонимно можно вылить любую грязь на человека, в социальных сетях ее растиражируют, и ты потом от этой грязи никак не сможешь отмыться. Я думаю, что многих это удерживает. Пока мы не создадим культурное, правовое поле, где независимо от твоей физической силы, ты можешь побеждать и конкурировать на уровне своего интеллекта и идей, мы будем иметь ситуацию, которая у нас есть.  

— Как разрушать стереотипы? 

— Нужно показывать, какой огромный вклад вносят женщины в развитие нашего общества, начиная с того момента, когда в условиях блокады шесть лет наши женщины кормили страну, потом, работая в международных организациях переводчиками, социальными работниками, зарабатывали деньги для своей семьи, женщинах, которые занимаются бизнесом, руководят общественными организациями. Многие вещи, которые делают женщины, они остаются незаметными. Женщины не всегда говорят и рассказывают о своих достижениях, о своих успехах, как мужчины. Если больше журналисты будут показывать и рассказывать о таких женщинах, молодежь будет понимать, что это нормально: быть активной, быть бизнес-леди, директором, гражданским лидером, политиком, я думаю, что тогда ситуация изменится.

Будьте на связи, общайтесь с нами!

spot_imgspot_img

Статьи по теме

spot_img

Будьте с нами на связи

1,446ФанатыМне нравится
3,049ЧитателиЧитать
0ПодписчикиПодписаться

Новые статьи