Семейное насилие и ВПЛ
Знай свои права

Семейное насилие и ВПЛ

Психолог Мака Гогохиа

Несмотря на меры, принимаемые государственными и неправительственными организациями, работающими над вопросами семейного насилия, в Грузии эта проблема все еще остается одной из самых острых, в сфере прав человека. Речь идет как о физическом, так и психологическом и экономическом насилии.
Уже несколько лет проблема семейного насилия в Грузии рассматривается на государственном и неправительственном уровне, но для многих этот вопрос по-прежнему табу. Решению проблемы мешает нехватка информации, особенно в регионах и среди таких групп, как вынужденно перемещенные лица.
Среди вынужденно перемещенных лиц эта проблема стоит особенно остро. Тяжелое социальное положение семей ВПЛ часто является провоцирующим насилие фактором, а отсутствие экономическое независимости и ограниченность выделяемого государством жилья удерживают многих жертв от защиты своих прав.
«Жертвы семейного насилия часто даже не знают, о таких формах насилия, как психологическое и экономическое. Они считают, что насилие может быть только физическим», – говорит Кристине Киланава из ассоциации «Имеди».
Исследование Фонда населения ООН, проведенное в 2009 году, показало наличие разных форм семейного насилия в масштабе страны. Из 2391 опрошенных женщин 14,3% говорят об эмоциональном, 6,9% о физическом, 6% об экономическом и 3,9% о сексуальном насилии.
Согласно статистике министерства внутренних дел, в 2010 году зарегистрировано 190 фактов семейного насилия, причем в 167 случаях жертвой была женщина, а в 23 – мужчина. Из тех, кто прибегал к насилию – 175 мужчин и 15 женщин. Что касается форм насилия, МВД говорит о 134 фактах физического, 171 психологического, 11 экономического и 3-х сексуального насилия.
Одним из приоритетов государственного плана действий на 2011-2012 годы “По борьбе с семейным насилием и защите жертв”, являлось обеспечением информационно-образовательных встреч для вынужденно перемещенных лиц.
“По вопросам семейного насилия мы работаем с 2008 года, с целью повышения осведомленности населения. Мы проводили встречи в разных компактных поселениях беженцев, издавали брошюры и использовали ресурс телевидения и радио”, – говорит психолог ассоциации Атинати Мака Гогохиа.
Помимо нехватки информации, она говорит еще об одной существенной проблеме.
“Жертвам семейного насилия мы предлагаем помощь кризисных центров, где они могут ненадолго укрыться от агрессора, но через какое-то время им приходится покидать центр, что часто означает возвращение к человеку, от которого они искали убежища. Это может стать новой причиной насилия в их отношении. Именно в этом одна из главных причин, по которой жертвы отказываются от правового решения проблемы”, – говорит Мака Гогохиа.
В Грузии сегодня действуют шесть убежищ для жертв семейного насилия. Из них два принадлежат государству, а четыре – неправительственным организациям. В убежищах жертвы остаются сроком до трех месяцев, но в случае необходимости этот срок можно продлить.
“Часто, когда мы имеем дело с острыми формами физического насилия и жертве требуется немедленная отправка в убежище, мы вынуждены ограничиться психологической или юридической помощью, так как существующих убежищ недостаточно”, – говорит Кристине Киланава.
Мака Гогохиа вспоминает случай одной женщины, которая став жертвой тяжелого физического насилия со стороны мужа, некоторое время прожила в кризисном центре вместе с 6-летним ребенком. После этого, женщина переехала к родственникам, но в конце концов, ради ребенка все же решила вернуться к мужу, снова став жертвой насилия.
Большинство экспертов сходятся в том, что экономическая независимость является основной причиной, вынуждающей жертв отказаться от защиты своих прав.
“Жертвами семейного насилия чаще всего являются женщины. Был один случай, когда мы поместили женщину в убежище на шесть месяцев, но ей все же пришлось вернуться к мужу. Поэтому, в убежищах необходимо обеспечить профессиональную переподготовку женщин, чтобы у них появилась перспектива трудоустройства”, – говорит Кристине Киланава.
“Жертвы, как правило, экономически зависимы от семьи. Из убежища им идти некуда, они оказываются не готовы к новым вызовам”, – говорит глава управления ассоциации Атинати Гиа Хасиа.
В апреле 2012 года вступил в силу законопроект, по которому в Уголовный кодекс добавилась 126 статья прима, квалифицирующая семейное насилие как уголовное преступление. Эта статья предусматривает в отношении лица, совершившего насилие, разного рода санкции, начиная от штрафа и заканчивая лишением свободы сроком до 20 лет.
Инициатор законопроекта, вице-спикер парламента прошлого созыва Русудан Кервалишвили считает, что он соответствует цели европейской конвенции О превенции и искоренению насилия против женщин и семейного насилия – внедрению нулевой толерантности в отношении этих форм насилия.
“Семейное насилие, разумеется, преступление и должно наказываться, но вопрос в том, насколько действенно правовое наказание виновного. Как правило, жертва не хочет наказать виновника, так как мы имеем дело с членами семьи. Обращение к правоохранительным органам является крайней формой выхода”, – считает Мака Гогохиа.
В отчете Народного защитника за 2011 год говорится, что “наблюдается значительный прогресс в плане совершенствования законодательства в вопросе защиты жертв семейного насилия, но изъяны сохраняются в исполнении норм закона, их интерпретации и выполнении обязательств, предусмотренных международными договорами”.
Автор Шорена Лататиа

08.11.2012

Добавить комментарий

О проекте

Целью проекта women4peace.net является формирование группы женщин — специалистов и журналистов, которые смогут готовить сбалансированные, качественные материалы о проблемах женщин, гендерном равенстве, осуществлении Резолюции СБ ООН 1325 и других проблемах, связанных с этими темами, тем самым подавая пример более широким журналистским кругам.