Женщины Кавказа на линии фронта — Инна Царитова

Women4peace.net продолжает делиться историями женщин с Кавказа, которые ежедневно сталкиваются с проблемами, вызванными пандемией Covid-19.

Инна Царитова, главврач Знуарской больницы рассказывает women4peace.net о своей работе во время пандемии и как Ковид-19 изменила ее повседневную жизнь.

«Сначала было тяжело, но потом мы привыкли. Иногда даже боялась возвращаться домой, не дай Бог, привезти домой и заразить родственников», — рассказала Инна Царитова.

Преподавание грузинского языка в Абхазии

С 2014 года в местных школах стало обязательным использование русского языка.

Грузия: заботливые соседи на линии оккупации

Как женщины ухаживают за наиболее уязвимыми членами своих общин, и без того живущих в состоянии стресса.

Нужен устойчивый мир, а не мир без военных действий

«Мне кажется, для вовлечения молодых людей очень важно, чтобы они, работая, знали, что у них будет определенный успех, что они его увидят, и этот успех увидит общество». Председатель женской ассоциации «Согласие» Юлия Харашвили рассказала, почему все меньше молодых людей вовлечены в процесс миростроительства. «Миротворчество всегда связано с конфиденциальностью. Ты стараешься не публиковать результаты из опасений, что у людей, с которыми ты работаешь, могут возникнуть проблемы в своих общинах. То же самое касается и нас. Это является одним из лимитирующих факторов. Ты достигаешь чего-то, но ты не можешь об этом говорить в тот момент. И ты не можешь построить мотивацию». Юлия Харашвили одной из первых начала знакомить друг с другом детей из зон конфликта. «Мы начали устраивать наши лагеря мира, где ребята встречались, обменивались опытом, загорали и купались в море, что было очень важно для вынужденно перемещенных детей, потому что фактор моря – это часть экологии, которой они лишились после войны. Возвращение к морю – это был еще и лечебный, психо-реабилитирующий фактор», — говорит Харашвили. Портал «Женщины объединяются за мир» продолжает публикацию серии интервью с женщинами, которые живут в условиях нерешенных и затянувшихся конфликтов, но, тем не менее, пытаются менять жизнь к лучшему.

Женский труд в условиях пандемии

Несмотря на карантин во время пандемии COVID-19 женщины продолжают поддерживать работоспособность стратегически важных учреждений. Хатиа Хасаиа По разрушительному влиянию на мировую экономику пандемию-2020 часто сравнивают с кризисом 2007-2009 годов. По данным Международного валютного фонда, за этот период в большинстве стран уменьшились гендерные различия в уровне занятости. Дело в том, что сферы, где заняты в основном женщины, не прекращают работу даже в самые сложные дни. Согласно докладу McKinsey Global Institute (MGI), более 70% рабочей силы в сферах обслуживания, административных услуг, здравоохранения и социального обеспечения составляют именно женщины. В том числе в Грузии. Более двух месяцев им ежедневно приходится справляться с новыми условиями в стрессовом режиме. Не профессия, а образ жизни С начала распространения вируса в Грузии 34 сотрудника скорой помощи оказались инфицированы COVID-19. Мари Микоян тоже работает врачом скорой помощи. Разгоны акций протеста в Тбилиси, российско-грузинская война – за 16 лет девушка прошла через многое, но в условиях нового коронавируса стресс тоже есть, признается она. «Некоторые скрывают симптомы. Тем самым, возрастает риск, что сам врач может быть неподготовленным и заразится. Помимо того, что из-за этого растет статистика заболеваний, возникает и опасность очаговой вспышки локального характера. Потому что мы постоянно заезжаем на базу, где дежурят еще 6-7 бригад врачей», – говорит Мари. В условиях чрезвычайного положения медики сдают тест на COVID-19 раз в две недели. Мари работает каждый четвертый день, по 24 часа. Но бывают случаи, когда приходится работать через день. На вызов, когда заранее известно о потенциальном инфицированном, бригада выезжает в полной экипировке: комбинезон, бахилы, четыре пары перчаток, респираторы, очки. В случаях с обычными пациентами все выглядит несколько иначе. По словам девушки, для работника неотложной скорой помощи работать в «скафандре» при обычном вызове – большой дискомфорт. В таких случаях используются одноразовый халат, перчатки, маска и лицевой щит. «Мы постоянно видим сюжеты, что где-то нет масок и перчаток… Но у нас не было ни одного дня, чтобы кто-то попросил нас экономить, лишний раз не надевая форму…», – отмечает Мари Микоян. После рабочего дня медик возвращается домой, к семье и ребенку. Мари говорит, что не боится заразиться на работе, несмотря на риски для семьи. По ее словам, ни один врач скорой помощи об этом не думает. Все настроены на работу, чтобы быстрее вернуться к привычной жизни. Очень часто Мари и ее коллегам приходится заезжать в «красные зоны» – боксированные отделения – к инфицированным пациентам. «В моральном плане мы более подготовленные. Мы немного другие люди. Медики скорой помощи – это не профессия, это образ жизни. 24 часа ты находишься на улице, сидишь в машине. Ты не знаешь, куда едешь, к кому едешь. Это своего рода адреналин и драйв. Когда ты врач скорой помощи, ты живешь абсолютно другой жизнью». Я хочу быть полезна С 31 марта Грузия перешла на режим всеобщего карантина. С 21:00 до 06:00 в стране действует комендантский час. Не работает общественный транспорт, закрыто метро. Все это отразилось на работе круглосуточных супермаркетов, которым пришлось перестраиваться на новый график. Введенные ограничения в какой-то момент привели и к ограничению законных прав работников супермаркетов. К примеру, представители гражданского общества подвергли жесткой критике сеть супермаркетов SPAR из-за нарушения трудовых прав сотрудников. Согласно распространенной информации, работников вынуждали оставаться ночевать на работе. Кроме того, сотрудники были вынуждены за свой счет добираться до работы на такси. Владельцы сети эту информацию опровергли.
Фото с Facebook Spar
Фото с Facebook торговой сети Nikora
Тамуна признается: услышав эти истории по новостям, была шокирована. Она сама – старший кассир в супермаркете, правда, другой компании. Ей с таким отношением столкнуться не пришлось. В ее компании деньги на такси работникам магазина выдают ежедневно. Во время двухнедельного запрета на передвижение всех автомобилей, руководство взяло спецпропуск и само развозило своих сотрудников. В остальном – все как прежде, просто работы стало больше. «Режим очень изменился, потому что мне сменяли позицию. Соответственно, выросла и ответственность. Я фактически не отдыхаю. За весь этот период работала почти каждый день. Очень устаю, так как дни крайне загружены. Люди раздражены, мы раздражены», – говорит Тамуна. Не отдыхать, как признается девушка, ее осознанный выбор. Кто-то из ее коллег уехал из Тбилиси, кто-то «застрял» в соседнем Рустави. Она же «не может все оставить на произвол». Сегодня Тамуна к происходящему вокруг относится спокойно. Привыкла. За свое здоровье уже не переживает так, как поначалу, когда ночами мучилась от навязчивой паранойи. Тамуна уже третий месяц не видится с родными. Боится принести в дом вирус. «Очень тяжело работать, потому что все находятся в стрессовом состоянии. Сложно со всеми справиться, все со своим характером. Какие-то негодования со стороны я пытаюсь пропустить мимо себя, не обращать внимания. Уходить с работы я не намерена – в такой сложный период хочу быть полезной и хочу помочь». Раздраженные, клиенты часто ругаются и огрызаются, но Тамар большее значение придает другим словам. Словам благодарных людей, которые называют ее и ее коллег «героями». Помочь себе и другим Чрезвычайное положение и режим карантина ограничили экономическую деятельность индивидуальных предпринимателей. Кризис, вызванный пандемией, многие ощутили на себе с первых дней. Люди начали искать альтернативу. Мария Пронченко впервые села на мопед еще во время кризиса 2008-го. Тогда это был ее первый опыт работы курьером. Второй раз – во время пандемии, когда закрылся ее магазин аксессуаров, а за съемную квартиру надо было платить. «Мне нужно было не уйти в ноль и действительно было интересно попробовать независимую работу курьером», – говорит Мария. Но, помогая себе, она смогла помочь и другим. Свое объявление о предложении услуг девушка разместила в Facebook. По воле случая на следующий день в Грузии ввели ограничение на передвижение автомобилей. Ее объявление стало появляться в разных группах социальной сети.
Фото с Facebook Мария Пронченко
Фото с Facebook Мария Пронченко
«Я стала получать очень много звонков, телефон разрывался. Случился резкий запрет, и люди не успели перестроиться, поэтому захотели воспользоваться услугой доставки. Иногда мне было не по себе, что не могла справиться со всеми просьбами физически». Мария стала доставлять вещи от одних людей другим. Иногда перевозила и самих людей. «Девушка как-то ногу повредила и нужно было отвезти ее домой, где-то парень хотел девушке цветы преподнести… Психологически это тоже сложно – брать ответственность за неизвестного человека, которого тебе нужно доставить в целости и сохранности». Мария сформировала график поездок, который, правда, постоянно нарушался. Один за другим люди просили о дополнительной услуге: «Кто-то просил помочь бабушке с сим-картой». За проявлениями добра и заботы наблюдать было приятно, признается она. Тем не менее, как говорит Мария, курьерская работа в условиях пандемии подарила ей больше, чем недостающие купюры. За время работы девушке пришлось встретиться со многими людьми, в частности, с женщинами, которые и в домашних условиях не переставали трудиться, совмещая работу с «женским делом», не причисляющимся к трудовой деятельности. «Пока многие мужчины сидят без дела, женщины продолжают работать как за пределами дома, так и в пределах своей квартиры. Я надеюсь и верю, что сегодняшние условия показали, что умение экономить, работать, чинить одежду, готовить, убираться, заботиться, заниматься детьми – это непростой и значимый труд».  

Грузия: внутренние переселенцы сегодня изолированнее, чем когда-либо

Из-за карантина, введенного в ответ на Covid-19, многие лишились доступа к базовым услугам.

Женщины в политике Абхазии

В Абхазии выбрали нового президента. В политических процессах не было видно женщин-лидеров. Мы попытались выяснить, что мешает женщинам в Абхазии активнее участвовать в политике.

Абхазия: проблема домашнего насилия актуальнее, чем кажется

Юлия Дубицкая более трех лет работает в «Ассоциации женщин Абхазии». Это авторитетная организация, занимающаяся правами человека, укреплением гражданского общества и правами женщин. Организация была основана в 1999 году. При ней функционирует кризисный центр для женщин — жертв домашнего насилия. Эта тема — одна из самых табуированных на Кавказе. Тем не менее, по словам Дубицкой, общество становится более восприимчивым к проблеме. Портал «Женщины объединяются за мир» продолжает публикацию серии интервью с женщинами, которые живут в условиях нерешенных и затянувшихся конфликтов, но, тем не менее, пытаются менять жизнь к лучшему.

Отсутствие женщин на переговорах на руку тем, кто боится мира

«Надо честно говорить с молодым поколением и поддерживать его на любом уровне», — считает председатель правления Института по изучению национализма и конфликтов Нино Каландаришвили. При этом она уверена, что женщины должны поддерживать молодых девушек, которые только выходят на активную социально-политическую арену. Каландаришвили, в основном, работает с женщинами-вынужденно перемещенными лицами, в том числе с молодежью. «Молодежь намного смелее и решительнее, они рождены свободными. Но качество и уровень этой свободы зависят от среды, в которой они выросли», — говорит Каландаришвили. Портал «Женщины объединяются за мир» продолжает публикацию серии интервью с женщинами, которые живут в условиях нерешенных и затянувшихся конфликтов, но, тем не менее, пытаются менять жизнь к лучшему.

Вся общественная жизнь в Южной Осетии – это женщины

Гражданская активистка и журналист-фрилансер из Южной Осетии Зарина Санакоева в основном пишет для портала «Эхо Кавказа». В качестве независимого журналиста она сотрудничает с партнерами по всему региону. Зарина также изучает теорию конфликта и принимает участие в образовательных проектах. Портал «Женщины объединяются за мир» начинает публикацию серии интервью с женщинами, которые живут в условиях нерешенных и затянувшихся конфликтов, но, тем не менее, пытаются менять жизнь к лучшему.